Толковая Библия Ветхого и Нового Завета

Заветы как основа библейской истории

Заветы, отношения человека и Бога — это двусторонний процесс. Сама этимология слова предполагает выполнение неких условий обеими сторонами, в данном случае — это Создатель и человечество. С момента сотворения мира и человека, грехопадения и искупления Иисусом первородного греха Заветы были основой библейской истории. Принимая  Крещение мы соглашаемся с условиями Нового Завета и обязуемся выполнять обеты, данные Богу.

Завет — это не директива и не приказ. Он предполагает добровольность в отношениях между Господом и человечеством, а, значит, эти отношения основаны не свободной воле и в них невозможно принуждение.

Библия написана с удивительной исторической точностью, это прекрасное литературное произведение. Нагорная проповедь с точки зрения филолога — образец прекраснейшего текста. Все это не оставляет для верующих сомнений в том, что тексты Писания — это истинный договор с Богом. Тексты Писания и то, какие именно тексты войдут в состав Библии обсуждались Вселенских Соборах и проходили тщательный «отбор». Удивительным образом, все тексты, написанные разными людьми в разные эпохи выдержаны в едином стиле и несут одни и те же идеи.

Церковное чтение и понимание псалмов

Для нас во всем корпусе как Ветхого, так и Нового Завета кроется неисчерпаемое богатство церковного чтения и понимания псалмов. Однако в них следует особенно доискиваться духовного смысла, иными словами, того послания, которое Бог ищет нам сообщить в нашей настоящей жизни посредством Библейского текста. Это духовное чтение и понимание, основанное на историко-критическом изучении, направляет нас к постижению того, что в латинской традиции выразительно называется sensus plenior (наиболее полный смысл) послания, которое Бог обращает к современной Церкви.

Это приводит нас наконец уже к несколько иному виду чтения и понимания, обнаруживаемому на путях, лежащих превыше естества, которое католики называют lectio divina, или духовное (букв. «божественное») чтение.

Будьте святы

Помимо всего прочего, призывы Нового Завета обращены прежде всего к отдельной личности, а Закон Ветхого Завета – к коллективу. «Подставь другую щеку» – это прекрасно и высоко, но это можно исполнить только в отношении себя самого. Государство не вправе подставлять щеки своих сограждан преступникам, оно обязано их наказывать, и в том, как это делать, оно вполне может руководствоваться принципами Ветхого Завета. Именно на нем и основывается множество норм современного права и просто обычаев. Откуда, интересно, взялись наши еженедельные выходные? Никому и в голову не приходило их устраивать, пока не появилась заповедь о субботе.

А для отдельного человека Ветхий Завет – это тот предел, ниже которого нельзя опускаться. Новый Завет ставит очень высокие идеалы, говоря: Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф 5:18). По сути, это значит: станьте подобны Богу! Но и в Ветхом было сказано: Будьте святы, потому что Я свят (Лев 11:45).

Обратим внимание на эту разницу. Евангелие подсказывает нам, что нет предела совершенству, Левит дает достаточно высокое, но выполнимое задание

Ведь святость в Ветхом Завете не есть некая очень высокая ступень личной праведности, но скорее обособленность, непричастность мирскому, избранность для Бога. «Будьте Моим народом!», призывает Бог израильтян и подробно объясняет, как этого достичь.

Именно поэтому очень многие места Ветхого Завета не утратили своей актуальности и сегодня. Псалтирь в православном храме звучит чаще Евангелия, ведь все богослужение буквально пронизано цитатами из псалмов. В самом деле, какая еще книга так полно и многообразно передает напряженный диалог человеческой души с Богом?

Евангелие даёт нам абсолютные ценности, но мало говорит о повседневном. Зато книги Премудрости (например, Притчи) дают множество наставлений для практической жизни. Конечно, многое изменилось в нашем быту с тех пор, как эти слова были написаны, но основные принципы, стоящие за ними, непреложны.

Наконец, именно в Ветхом Завете мы встречаем множество живых образов, близких нашему собственному жизненному опыту. Мы возмущаемся несправедливостью мира вместе с Иовом, мы торжествуем вместе с Давидом, мы плачем с Иеремией и вместе с Исайей ожидаем нового неба и новой земли. Нам есть с кого брать пример и в Ветхом Завете.

Маркион был прав в одном: если выбрасывать на помойку Ветхий Завет, то и от Нового мало что останется. Христос окажется бестелесным призраком вне времени и пространства. Нет, ветхозаветные праотцы и пророки – не просто череда фигур из древней истории, но наша собственная история, которая берет свой исток в седой древности, но сбывается здесь и сейчас. Мы в одной с ними Церкви.

Структура Библии

Библия — это сборник текстов, которые писались в течение полутора тысяч лет представителями сорока поколений. Авторами этой книги были и простые люди, и цари, и воеводы, и ученые с философами. Это кладезь мудрости, из которой должны черпать знания люди. Две основные части Библии — это Старый и Новый Заветы.

Толковая Библия Ветхого и Нового Завета
Ветхий и Новый Завет – две составные части Библии, священной книги христиан

Поскольку в мире на сегодняшний день действует ряд конфессий, имеющих определенные различия, то Библия православных, католиков, протестантов и иудеев несколько отличается. Существует такое понятие, как каноничность, то есть признанность. Так, православные признают каноничными 50 книг из всех написанных, католики — 45, а протестанты и того меньше — 39.

Иудеи, как известно, не приняли Иисуса, как своего Мессию, поэтому они не признают Новый Завет. Еврейская библия включает Пятикнижие Моисеево, Пророки и Писания. Что касается структуры Нового Завета, то эта часть состоит из четырех Евангелий, раздела Деяния и Апокалипсиса. Есть еще и апокрифы — это та часть текстов, которая не вошла в канонические, но тоже представляет интерес для ученых, так как описывает реальные исторические события.

Представители диссидентских течений выдвигают гипотезу, что церковнослужители не хотят намеренно открывать верующим полную версию учения Христова. Духовные лица в ответ на подобные выпады парируют, что, прежде всего, необходимо определить, действительно ли написанное можно считать Евангелием, а только потом включать в Священное Писание. Таким образом, неискушенных прихожан уберегают от ереси и облегчают им духовный поиск истины. Впрочем, официальная церковь не воспрещает ознакомление с информацией, изложенной в апокрифах. Но такое учение не может считаться ориентиром для христианина в повседневной жизни.

Важно! Для христиан правила Ветхого Завета не являются обязательными к исполнению, так как Иисус Христос своей жертвой избавил человечество от тяжести грехов, за которые искуплением могла бы стать только смерть, и дал Новый Завет. Но без ветхозаветных основ сложно понять смысл всего сказанного в Новом Завете, следовательно, они представляют собой ценность для верующих

Особенности Нового и Ветхого Завета

Рассматривать положения Нового Завета в отрыве от содержания Старого Завета не имеет смысла, поскольку тогда многое из написанного в Новом Завете будет непонятно читателю. Ветхозаветное писание закладывает своеобразную основу для учений и пророчеств, описанных в Новом Завете.

В этих двух частях излагаются события и поучения, которые касаются судеб разных людей, живших в различные исторические эпохи. И, если говорить о разнице между этими двумя частями Библии, то следует заметить — они не противоположны, а различны, причем не по сути, а по временным параметрам.

Важно! Новый Завет не отменяет, а углубляет заповеди, которые давались в Ветхом Завете, является логическим продолжением него. Так, объединяющим признаком двух Заветов выступает обещание неотвратимого и справедливого суда Божьего

Если бы человек сразу приступил к чтению текста Нового Завета, он бы не понял чего ради иудеи так ждали своего Мессию, почему он должен был прийти. Без ветхозаветной части было бы невозможно определить Иисуса Христа, как Мессию, поскольку в Ветхом Завете содержится множество пророчеств о нем. Читатель не понял бы обычаев, которые соблюдали в иудейском народе, выглядело бы непонятным и то, что Спаситель был разгневан, когда прогнал менял со двора храма.

Толковая Библия Ветхого и Нового Завета
Новый Завет содержит 27 канонических книг

Отличие Нового Завета:

  • Новый Завет фиксирует в основном исторические события из жизни Христа, свидетельствует об исполнении пророчеств.
  • В нем собраны учения и объясняется, каким образом искупительная жертва Иисуса Христа заменила ветхозаветные жертвоприношения в виде убиенных животных.
  • Также в Новом Завете рассказывается о том, как рай был возвращен человечеству и как он будет восстановлен.

Как вывод, можно сказать, что Ветхий Завет стал подготовкой израильтян к пришествию Мессии, которого они так и не приняли, но примут во второй раз. Новый Завет объясняет всему человечеству, как должно принимать дар вечной жизни от Иисуса Христа и наставляет, что жить нужно с благодарностью в душе за все, что Сын Божий сделал для людей.

На заметку! Как считают священнослужители, в обоих Заветах есть всё, что нужно человеку для спасения и вечной жизни. В них Господь открывает себя людям.

Почему в Библии упоминается два Завета

Ветхий Завет появился значительно раньше Нового и писался на протяжении многих веков. Исследователи относят его появление к периоду с XIII по I век до н. э. Таким образом, это собрание заповедей совершенствовалось и расширялось по мере духовного роста самого человека.

Толковая Библия Ветхого и Нового Завета
Ветхий Завет – общая священная книга христиан и иудеев

В текстах Ветхого Завета описано много событий, иллюстрирующих то, как человечество то приходило к Богу, то вновь от него отдалялось. Но сами по себе благие деяния не могут считаться залогом спасения, как бы человек ими не гордился.

Важно! Ветхозаветное учение — это лишь фундамент. Спасение возможно лишь через Новый Завет, который и дал людям Мессия, принеся искупительную жертву и открыв двери в рай

Новый Завет писался после Рождества Христова и включает в себя описания его жизни, служения, смерти и воскресения. Также сюда включены тексты апостольских деяний и апокалипсис.

Принципиальное различие святости Ветхого и Нового Завета

Считается, что ветхозаветные требования относились к плоти и были призваны заставить людей задуматься о греховности своего бытия. Некоторые ведь даже не догадывались, что их жизнь в глазах Создателя — мерзость. Это была подготовка к пришествию Того, Кто вытащит людей из бездны греха и смерти. И вот, когда Мессия пришел, он дал новые заповеди, дав тем самым обещание простить человечеству все его грехи, умерев за них на кресте.

Поэтому различия в Заветах существенные. Если первый спасал плоть, то второй спасает душу. Через заповеди Нового Завета и принятие Христа, как своего спасителя, человек становится наследником Царства Божьего во Христе.

Отличие Ветхого Завета от Нового. Протоиерей Олег Стеняев

Общая характеристика Старого Завета

Старый Завет, или как его принято называть, является основной частью Библии наряду с Это самое древнее писание, вошедшее в Библию, которую мы привыкли видеть сегодня. Книгу Ветхого завета принято считать «Еврейской Библией».

Толковая Библия Ветхого и Нового Завета

Поражает хронология создания этого священного писания. Согласно историческим фактам, Старый Завет был написан в период с XII по I век до нашей эры – задолго до появления христианства как отдельной, самостоятельной религии. Отсюда следует, что многие еврейские религиозные традиции и понятия в полной мере вошли в состав христианства. Книга Ветхого завета написана древнееврейским языком, а перевод не греческий был осуществлён только в период с I по III век до нашей эры. Перевод был признан теми первыми христианами, в сознании которых только зарождалась эта религия.

Закон как детоводитель

«Милость и истина встретятся, правда и мир облобызаются» – такие слова мы читаем в Псалтири (Пс. 84:11). Это неплохое отражение самой сути Ветхого Завета. С древнейших времен его толкователи подчеркивали, что в нем сочетаются два начала: милосердие и справедливость. Они необходимо дополняют друг друга; милосердие без справедливости вырождается в попустительство злу, а справедливость без милосердия – в беспощадную мстительность.

Поэтому Ветхий Завет сначала утверждает Закон, определенные правила поведения и наказание за их нарушение – но провозглашает и милосердие к грешнику, этот Закон нарушающему. Еще в ветхозаветные времена евреи излагали суть Закона предельно кратко: «Люби Бога и своего ближнего, а все остальное – только комментарий». Действительно, одна часть Закона подробно расписывала правила богослужения, а другая – излагала правила, которых люди должны были придерживаться в отношениях друг с другом.

Сами по себе эти правила могут показаться нам – людям современного мира – архаичными и мелочными, но в ту эпоху так никому не казалось. Когда Библию начинали переводить на язык одного африканского племени, его представителей, уже принявших христианство, спросили, с чего начать. Конечно, ожидался ответ «с Евангелия» или, по крайней мере, «с Бытия», но новообращенные заинтересовались в первую очередь Левитом – скучнейшей, с нашей точки зрения, книгой, где перечислялись всевозможные обрядовые установления. Племя привыкло жить в мире, где религиозные предписания (всевозможные табу) играют огромную роль, и новая вера для них означала прежде всего новую систему табу.

Ветхозаветные правила были вовсе не случайны, не бессмысленны. Например, Господь повелел израильтянам совершать обрезание как знак их принадлежности Богу, знак завета, заключенного между Ним и Его народом. И только когда израильтяне привыкли к этому знаку, стали пренебрежительно называть своих соседей «необрезанными», стали возможны слова пророка: Вот, приходят дни, говорит Господь, когда Я посещу всех обрезанных и необрезанных: Египет и Иудею, и Едома и сыновей Аммоновых, и Моава и всех стригущих волосы на висках, обитающих в пустыне; ибо все эти народы необрезаны, а весь дом Израилев с необрезанным сердцем (Иер 9:25–26; на это место сошлется диакон Стефан в Деян 7:51). Что значит «обрезанное сердце»? Конечно, не о кардиохирургии идет речь, а о том, чтобы человек посвятил Богу не часть своего тела, но все мысли и чувства.

А позднее – и слова апостола Павла, отменяющие этот обычай для христиан: Обрезание полезно, если исполняешь закон; а если ты преступник закона, то обрезание твое стало необрезанием. Итак, если необрезанный соблюдает постановления закона, то его необрезание не вменится ли ему в обрезание? (Рим 2:25–26). То есть, если ты поступаешь по воле Божьей, тебе не нужны никакие дополнительные знаки, а если нет – они тебе не помогут. Но если бы апостол Павел обратился так к людям времен Авраама, они услышали бы в них только полное безразличие, наплевательство по отношению к Божьей заповеди. Чтобы стать исключением, сначала надо освоить правило.

Так и избранному народу, чтобы придти к новозаветной свободе, нужно было пройти своеобразную школу Закона, научиться и милости, и истине; не случайно тот же Павел называл Закон детоводителем ко Христу (Гал 3:24–25), то есть сравнивал его с рабом, который отводил ребенка в школу и забирал из нее (по-гречески именно он и назывался «педагог»). Всему самому главному должен был научить Христос, но до Его школы нужно было еще дойти.

Сдаем пол-Библии в музей

И в самом деле, ветхую одежду или мебель обычно ведь не используют, заменяют на новую – разве не та же судьба постигла и Ветхий Завет? Первая часть Библии, как думают многие, «обветшала», утратила для нас значение. Дело не только в названии (славянское «ветхий» означает просто «старый, прежний»): прочитав Новый Завет и перейдя к Ветхому, человек нередко испытывает разочарование. И скучно бывает, и неактуально, но главное – слишком много на его страницах крови. В Новом Завете тоже не всё понятно и не всё интересно, но едва ли что-то настолько отталкивает читателя. Кто- то может подумать, что речь вообще идет о двух разных богах…

Подобную мысль высказывал один богослов II века н.э., Маркион из Синопа. Он учил, что существуют два бога: жестокий Творец, о котором повествует Ветхий Завет, и милосердный Бог Любви, явленный в Новом. Между ними нет ничего общего: до Христа люди якобы не знали Бога Любви и поклонялись жестокому Творцу, по ошибке принимая его за высшее божество.

Что интересно, разногласия Маркиона с традиционным христианством на этом не кончались. Чтобы «развести» два Завета, Новый ему пришлось существенно сократить. Маркион оставил всего лишь одно Евангелие и 10 апостольских посланий, да и оттуда выкинул все, что касалось телесности Христа, реальности Его земной жизни. Маркион исповедовал характерный для восточных религий дуализм: всякая материя, всякая телесность – зло, и нужно избавиться от нее ради духовного совершенства, поэтому и Христос только выглядел человеком, но был лишь бесплотным духом, слетевшим с небес, чтобы рассказать человечеству об Истинном Боге. Он не рождался и не умирал на земле, страдания на Кресте, после которых Он вознесся на небо, были лишь видимостью. По Маркиону, ученики Христа многое перепутали и записали неправильно (такую оговорку делает практически каждый, кто желает «отредактировать» Евангелие по своему вкусу).

Это учение было отвергнуто Церковью, его несостоятельность подробно, по пунктам разбирали практически все видные церковные писатели того времени.

Действительно, такое «христианство» несовместимо с самыми основами веры Церкви. Зато оно отлично подходит гностикам и всяким околохристианским сектам, стремящимся использовать Библию в своих целях. Церковь, напротив, провозгласила и подтвердила не раз, что Священное Писание, состоящее из Ветхого и Нового Заветов, для нее нераздельно.

Отбросить Ветхий Завет – это значит отказаться от плоти, от человеческой природы Христа. Дело не только в том, что в Евангелии исполняются пророчества и намеки, которыми полон Ветхий Завет, так что значимым оказывается и место (рождение в Вифлееме), и время событий (распятие перед Пасхой), и даже отдельные детали (римские солдаты не перебили голеней Иисуса, как нельзя было ломать и костей пасхального агнца). Дело еще и в том, что история спасения для христианина начинается не с Рождества, а с момента грехопадения человека, когда возникает сама потребность в спасении. Ведь сначала нужно понять, от чего вообще нужно спасать человечество, почему оно оказалось отделено от Бога и порабощено смерти. Об этом как раз и говорится в Ветхом Завете. Более того, его «кровавость» во многом объясняется тем, что это – честное и подробное повествование о падшем человечестве, а не святочный рассказ о чем- то милом, но совершенно нереальном. И если мы тоже будем честны, нам придется признать, что именно Ветхий Завет лучше, чем все остальные древние книги, сумел эту

«кровавость» обуздать и ограничить.

Ни в одной из них человеку не говорили с такой поразительной простотой «не убивай, не кради, не прелюбодействуй». В самом деле, теперь люди, для которых убийство, воровство и прелюбодеяние до сих пор остаются делом доблести и чести, хотя бы стараются замаскировать это свое отношение разными красивыми словами. В фильме

«Апокалипто», повествующем об индейцах доколумбовой Америки, как раз и показано общество, где убить человека – то же, что зарезать кабана. А ведь когда-то так жило всё человечество.

Символическое видение сил зла

Теперь я бы хотел сказать несколько слов о некоторых аспектах чтения Ветхого Завета, которые составляют трудности для многих наших верующих.

Псалмы с самого начала стали тем песнопением, той песнью Церкви, тем преимущественным способом, посредством которого мы воздаем хвалу Богу.

Но что сказать о тех псалмах, которые обрушивают проклятия на врагов? Когда мы читаем окончание одного из самых прекрасных песнопений Поста На реках Вавилонских (Псалом 136), то как мы, находясь в православной традиции, воспринимаем этот ужасающий образ, когда берут младенцев и разбивают головы о камень? Это отсылает нас к тому образу Бога, который во время египетских казней посылает Своего ангела губителя, дабы истребить первенцев Египта… Как это сочетать с нашей молитвой или с нашим размышлением о Боге? Единственный возможный способ – тот, что был принят Отцами Церкви: воспринимать это не как устрашение, но как подлинную реальность, истинное откровение; осознавать, что для православного понимания псалмы, говорящие о врагах, имеют в виду в первую очередь не личности, не человеческие существа: враг Израиля и все, что его олицетворяет, есть не что иное, как символ.

В данном случае усматривается тот тип чтения, который можно было бы назвать аллегорическим. Так, за образом врага и даже за образом тех несчастных детей, головы которых разбиваются о камень, подразумевается демон и силы зла. Здесь различается присутствие вождя другого мира, сатаны, искусителя, того, кто всегда стремится ввести нас в искушение. Именно потому в молитве к Отцу мы просим у Бога: Не введи нас во искушение, ибо мы не в состоянии выдержать его натиска, не можем устоять против искушения своими собственными силами, враг слишком силен. Монахи, Отцы Церкви, все те верующие, кто действительно воспринял полноту праздничного ликования, которое выражено в поэзии псалмов, это прекрасно знают.

Если мы в свою очередь призваны Церковью к продолжению тех же песнопений и к их пониманию таким же образом, то это для того, чтобы миновать только буквальный, исторический смысл и прийти к видению бесконечно более глубокому, бесконечно более действительному для каждого из нас. Этот псалом говорит о битве народа Божиего, иными словами – о битве Церкви. Таким образом представлена неисчерпаемая церковная традиция прочтения Псалмов.

Итак, в чём же разница

Учитывая вышесказанное, несложно определить, чем же всё-таки отличаются Ветхий Завет, Новый Завет и Евангелие. В Ветхом Завете описаны события до рождения Иисуса Христа: сотворение человека, Потоп, получение Моисеем закона. Новый Завет содержит в себе описание прихода Мессии и будущего человечества. Евангелие – это основная структурная единица Нового Завета, непосредственно рассказывающая о жизненном пути спасителя человечества – Иисуса Христа. Именно из-за жертвы Иисуса сейчас христиане могут не придерживаться законов Ветхого Завета: эта обязанность была искуплена.

Невозможно осознать высоты нравственного смысла, который содержит Новый Завет, если рассматривать его в отрыве от Только вчитываясь в него, страница за страницей, можно понять, какой долгий и сложный путь прошли люди от заповедей Моисея до заповедей Иисуса, озвученных в Нагорной проповеди.

Нет необходимости рассматривать эти две части Библии с точки зрения их содержания, так как там описаны события, происходившие с разными людьми в разное время. И прав был усматривая их разность не по сущности, а по времени. Тесная связь в другом – в общности религиозно-законодательного и нравственно-вероучительного аспектов. Эту связь признавал Христос, когда говорил, что он пришел исполнить закон и пророчества, а не нарушить их. Христианская Церковь Новый Завет считает более высоким в нравственном отношении, но признает, что он не только не отменяет ветхозаветных нравственных норм, но углубляет, усиливает их.

Проповедуя, Христос обращал внимание на главное начало, определяющее отношение человека к человеку. Суть этого главного начала, которое согласовывает новое учение со старым законом и учением пророков, Иисус выразил так: во всем, как хотим, чтобы люди с нами поступали, так поступать и нам должно

Мотив наказания за неправедную жизнь тоже объединяет Ветхий и Новый Заветы. Оба они обещают людям неотвратимый, но справедливый суд в соответствии с мерой любви и милосердия, которые мы проявляли или не проявляли друг к другу. Эти критерии тоже являются основополагающими для старого закона и пророков. Любовь к людям, любовь к Богу – на эти заповеди Нового Завета Христос указывал как на самые большие, самые главные. На тождественных заповедях утверждаются также закон и пророки.

Однако еврейская Библия по канону израильскому включает в себя четыре раздела, состоящие из двадцати двух книг, но Нового Завета в себе не имеет. А ведь он содержит много свидетельств святости и «боговдохновенности» ветхозаветных текстов. Об этом говорят все четыре автора Евангелий. Это есть в в посланиях к народам, в апостольских соборных посланиях.

Внимательно вчитываясь в евангельские тексты, легко заметить, что одним из повторяющихся аргументов является утверждение «Так говорит Писание». Под Писанием авторы подразумевали именно Ветхий Завет. Если продолжить параллель и сравнить оба канона, выяснится еще одна схожесть: Новый Завет тоже состоит из канонических книг (их 27), которые составляют четыре раздела.

Учитывая все эти важные моменты, и христианские теологи, и объективные представители светской науки выражают общую позицию: Заветы не противоположны, они – различны. Иудеи же, как известно, не признают Иисуса как Мессию. А Новый Завет – это история его земной жизни. Логично, что иудеи не признают и сам Завет. Почему? Высказываются предположения, что причина состоит в обращенности учения Христа ко всем народам, а не к одним евреям. А это исключает богоизбранность одного отдельного народа. Возможно, утверждение спорное, но доля истины в нем все-таки есть.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: