Икона святой Девы Марии

Жизнь.

Евангельское повествование о жизни Марии начинается с рассказа о явлении ей в Назарете архангела Гавриила , возвестившего, что она избрана Богом в качестве матери Мессии. Хотя она и была обручена с Иосифом, однако оставалась девственной, о чем свидетельствует ее вопрос: «Как будет это, когда Я мужа не знаю?» Ангел объясняет ей, что ее осенит сила Всевышнего, и Мария дает свое согласие: «Да будет Мне по слову твоему». Сразу после этого она отправилась навестить свою родственницу Елисавету, которая прежде была бесплодна и которой ангел возвестил, что она в преклонных годах родит сына – Иоанна Крестителя .

Придя к Елисавете, Мария воспела хвалебную песнь – «Величит душа Моя Господа» (лат. Magnificat), напоминающую песнь Анны, матери пророка Самуила (1 Цар 2:1-10). Когда же она вернулась в Назарет, Иосиф, узнав, что она ожидает ребенка, хотел ее отпустить без огласки, однако явившийся Иосифу ангел открыл ему великую тайну.

В соответствии с декретом Цезаря Августа о переписи населения Мария и Иосиф (будучи из рода Давидова) отправились в Давидов град Вифлеем, где в стойле для скота Мария родила Иисуса. Пастухи, которым ангелы возвестили о рождении Младенца-Христа, пришли поклониться ему и застали Марию, Иосифа и младенца, лежащего в яслях. На восьмой день ребенок был обрезан и получил имя Иисус, которое дал ему архангел Гавриил. На сороковой день Мария и Иосиф пришли в иерусалимский Храм, чтобы очиститься по Закону Моисееву и посвятить Сына Господу, принеся в жертву двух горлиц или двух молодых голубей. При совершении этого обряда старец Симеон взял младенца на руки и предсказал Марии ее будущее участие в страданиях Сына: «и Тебе Самой оружие пройдет душу, – да откроются помышления многих сердец».

Предупрежденный во сне о том, что Ирод хочет погубить младенца, Иосиф вместе с Марией и Иисусом бежал в Египет и оставался там до смерти Ирода.

Евангелия ничего не сообщают о Марии в период жизни Иисуса Христа в Назарете, если не считать эпизода, случившегося, когда Иисусу было 12 лет. Родители привели его в Иерусалим на праздник Пасхи и, потеряв его там, три дня не могли его найти. Обнаружив его в Храме среди законоучителей, мать спросила, почему он остался там, и Иисус ответил: «Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему» (Лк 2:49).

Мария была со Христом в начале его общественного служения, когда, по ее просьбе, он превратил воду в вино во время брачного пира в Кане. Некоторое время она была вместе с ним в Капернауме. На Голгофе она стояла возле креста, и Иисус препоручил ее заботам апостола Иоанна. После вознесения Христа Мария вместе с апостолами и учениками ожидала в Иерусалиме сошествия Святого Духа, и в день Пятидесятницы Дух Святой сошел на них в виде огненных языков. Никаких сведений о последующей жизни Девы Марии в Новом Завете не приводится.

Согласно преданию, она одно время жила в Эфесе или поблизости от него, однако ее основным местом жительства был, по-видимому, Иерусалим. Считается, что она умерла в Эфесе спустя 12 лет после вознесения Христа.

Отражение в искусстве и литературе.

Жизнь и добродетели Девы Марии вдохновляли художников на создание замечательных произведений христианского искусства и литературы.

Самое древнее из сохранившихся изображений Пресвятой Девы – фреска в римских катакомбах Присциллы на Виа Салариа. Эта фреска (конец 1 в. или начало 2 в.) изображает Марию сидящей с младенцем Иисусом на руках, а рядом с ней – мужскую фигуру, возможно, пророка со свитком в руке, указывающего на звезду над головой Девы. Еще три изображения Девы Марии в той же катакомбе датируются 2 и 3 вв. На одном из изображений на гробнице христианской девственницы Мария с Младенцем запечатлена как пример и образец девственности, на другом представлена сцена поклонения волхвов в Вифлееме, а третье принадлежит к числу менее распространенных изображений сцены благовещения. Аналогичные сюжеты представлены на изображениях (все – ранее 5 в.), обнаруженных на кладбищах Домитиллы, Каллиста, святых Петра и Маркелла и св. Агнесы.

Живописные и скульптурные изображения Девы Марии, относящиеся к раннехристианской эпохе, подчеркивали ее отношения с Иисусом, как Девы и Матери, прослеживая их чаще всего в одной из евангельских сцен, начиная от благовещения и заканчивая сценами распятия или погребения Христа. Эфесский собор (431), на котором было принято направленное против Нестория учение о божественном материнстве, положил начало новому этапу художественного осмысления образа Девы Марии на Востоке, а затем, в самом скором времени, – и в Италии, Испании и Галлии. С этого момента Мария чаще изображалась не в бытовых евангельских сценах, а как Небесная Царица, облаченная в золото и величественно восседающая на престоле.

Романское искусство усвоило и развило византийскую иконографию Пресвятой Девы, однако если на Востоке преобладали изображения молящейся Богородицы («Оранта») с воздетыми руками, то западные художники и скульпторы предпочитали изображать ее как «Престол Премудрости». Адаптация византийской иконографии происходила медленно, но была существенной. Она позволила перейти от строгих восточных линий к большей мягкости, проникнутой человеческим чувством

В изобразительном искусстве всех великих исторических эпох, начиная с раннего Средневековья, историки обнаруживают художественное отображение той важной роли, которую Пресвятая Дева играла в теологии

В эпоху готики она была «Матерью Искупителя»; здесь подчеркивалось прежде всего милосердие и любовь Спасителя и его Матери, как участницы подвига искупления, осуществленного ее Сыном. Это искусство соответствовало «эпохе веры» и времени, когда церковь была занята реформированием своей внутренней жизни и церковной дисциплины. В эпоху Возрождения преобладающей темой становится образ «Матери и Младенца», воплощенный в прославленных творениях Фра Анжелико, Леонардо да Винчи, Рафаэля, Фра Филиппо Липпи, Боттичелли, Корреджо, Дольчи, Перуджино, Тициана и Верроккьо в Италии, Ван Эйка, Мемлинга и Рубенса во Фландрии и Ханса Хольбейна Младшего и Дюрера в Германии. Для барочного стиля было типично изображение Девы Марии в роли «Победительницы Сатаны», а в современную эпоху – в образе «Посредницы Благодати», подкрепленном исторической ассоциацией Пресвятой Девы с ее откровениями, возвещенными в Лурде и Фатиме, а также – таким мистикам, как Маргарита Мари Алакок, Катрин Лабуре, Дон Боско и Кюре Арсский.

Тема Девы Марии стала частью литературной культуры всех народов, включая и азиатские – как исламские, так и неисламские, однако особое внимание ей уделялось в романских странах и во Франции. Писатели разных вероисповеданий отмечали облагораживающее влияние веры в чистый образ Девы Марии на западный образ жизни и литературу

Одним из признаков, характеризующих, с их точки зрения, высокоразвитую цивилизацию, является чувство уважения к женщине. В этом смысле, почтительное преклонение перед Девой Марией как идеалом женственности оказало большее влияние на изменение положения женщины в обществе, чем любое другое положение христианской религии.

Пророчества Девы Марии в Фатиме

Самым известным явлением Богородицы является «Чудо в Фатиме». Она приходила к трем детям-пастушкам и каждое ее явление сопровождалось рядом необъяснимых происшествий, например, наблюдалось беспорядочное перемещение солнца по небу. Во время общения Богородица раскрыла три тайны. Предсказания Девы Марии из Фатимы были раскрыты в разное время:

  1. При первом явлении Богородица показала детям страшные видения Ада. Она сказала о том, что вскоре закончится Первая мировая война, но если люди не перестанут грешить и оскорблять Бога, то он накажет их разными бедствиями. Знамением будет явление яркого света ночью, когда будет видно как днем. Согласно некоторым данным перед началом Второй мировой войны на территории Европы наблюдалось северное сияние.
  2. Второе явление Девы Марии принесло еще одно пророчество и в нем говорится о том, что когда ночью все осветится неизвестным светом, это будет знак, что Бог собирается наказать мир. Чтобы этого не произошло, Богородица придет, чтобы просить о посвящении России, а еще о проведении в каждую первую субботу месяца искупительных причастий. Если люди прислушаются к ее просьбам, то будет мир, а если нет, то войн и новых катаклизмов не избежать. Многие считают, что в этом пророчестве сказано о распространении коммунизма, который сопровождался разными столкновениями.
  3. Третье пророчество было получено в 1917 году, но Дева Мария разрешила открыть его не раньше 1960 года. Папа Римский, прочитав пророчество, отказался его раскрывать, мотивируя это тем, что оно не касается его времени. В тексте указано, что на Папу Римского будет совершено покушение и это произошло в 1981 году в мае. Сам Папа признался, что считается, что Богородица защитила его от смерти.

Скачать

Вложение Размер
bogorodica.doc 416.5 КБ

Предварительный просмотр:

Проект ученицы 7 «Б» класса

Тихоновой Анастасии

«Образ Девы Марии в поэзии и живописи»

Образ Богородицы в  искусстве занимает совершенно особое место. С самых первых веков принятия христианства  любовь и почитание Богоматери глубоко вошли в душу народа. В разные времена  иконописцы, художники, поэты, композиторы  воплощали в искусстве светлый образ Богородицы.

На Руси Богородица всегда воспринималась как покровительница и защитница родной земли, заступница людей перед Богом.

Т.А.Кривенко

ПРЕСВЯТАЯ БОГОРОДИЦЕ, СПАСИ НАС!

В час, когда беда стучится в двери,

В час, когда в спасение не веришь,

Испокон взывали на Руси:

Пресвятая Богородице, спаси!

Скорби над растерзанной землею

Соберутся тучей грозовою.

Крест свой со смирением неси.

Пресвятая Богородице, спаси!

Тайны обнажатся сокровенные.

Древнюю усталую вселенную

Покаянным плачем сотряси.

Пресвятая Богородице, спаси!

Если в душу прокрадется червь уныния

Чадо Божие, поскорей отринь его,

В сердце дерзкий ропот угаси.

Пресвятая Богородице, спаси!

Пусть надеждою сменяется отчаянье

И в молитве растворяется печаль моя.

Веруй и без устали проси:

Пресвятая Богородице, спаси!

Богородицу любят и почитают за то, что Она – пример материнства, жертвенной любви, кротости, смирения, трудолюбия, т.е. всех тех качеств, которые должны быть присущи каждой женщине.  Образ Богородицы —  теплый, светлый, глубокий, поэтичный, трогательный, проникновенный, красивый, святой, образ материнства, любви, сострадания, участия.

В западном искусстве Богородицу называли Мадонной. МАДОННА – это сокращенное от Mia Donna, что значит «Моя Госпожа».

В Средневековом искусстве Богородица являлась олицетворением природы, богини матери, поэтому ее часто изображали среди природы.

О «Сикстинской мадонне» Рафаэля можно говорить и писать долго. Но надо ли, если можно просто смотреть? И читать.

Алексей ТолстойМАДОННА РАФАЭЛЯ

Склоняся к юному Христу,

Его Мария осенила,

Любовь небесная затмила

Ее земную красоту.

А он, в прозрении глубоком,

Уже вступая с миром в бой,

Глядит вперед — и ясным оком

Голгофу видит пред собой.      

Многие стихотворения обращаются к мадонне Рафаэля. Проще всего  назвать в качестве их адресата именно «Сикстинскую мадонну», но у этого гения Возрождения было очень много не менее достойных картин. Мне кажется, что все эти строки могли бы подойти к любой из них.

Маргарита Алигер

О КРАСОТЕ

По всей земле, во все столетья,

великодушна и проста,

всем языкам на белом свете

всегда понятна красота.

Хранят изустные творенья

и рукотворные холсты

неугасимое горенье

желанной людям красоты.

Людьми творимая навеки,

она понятным языком

ведет рассказ о человеке,

с тревогой думает о нем

и неуклонно в жизни ищет

его прекрасные черты.

Чем человек сильней и чище,

тем больше в мире красоты.

И в сорок пятом, в сорок пятом

она светила нам в пути

и помогла моим солдатам

ее из пламени спасти.

Для всех людей, для всех столетий

они свершили подвиг свой,

и этот подвиг стал на свете

примером красоты земной.

И эта красота бездонна,

и безгранично ей расти.

Прощай, Сикстинская Мадонна!

Счастливого тебе пути!

Красота – это четкость линий, простота и ясность форм, это чувства внутренней гармонии и покоя, охватывающие человека, который смотрит на великое произведение искусства. Исполненный восхищения, восторга, преклоняющийся перед высокими нравственными идеалами, лирический герой увидел в недосягаемо высоком облике Мадонны образ любимой им женщины. И все же женский образ Девы Марии в этих стихотворениях остается до конца не раскрытым.

Патриарх Алексий II  на одной из своих проповедей: “Если наша жизнь соответствует высокому званию православного христианина, то … благодатная помощь Пресвятой Богоматери всегда будет с нами. И мы не будем чувствовать, что мы сироты здесь, на земле, – с нами Пречистая Богоматерь, которая всегда готова утешить, разделить с нами скорби, печали и болезни”.

Уникальная связь

«Но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего, Который родился от жены» (Гал. 4:4). Так подтверждает Писание ту истину, за которую боролись отцы Церкви в Халкидоне. Но каково точное значение и смысл этих слов: «родился от жены?» Материнство – даже чисто человеческое – не исчерпывается одним фактом физического рождения. Лишь пребывающий в абсолютной слепоте может не замечать его духовного значения. Само рождение устанавливает между матерью и ребенком особую духовную связь. Связь эта уникальна и неповторима: основа ее – привязанность и любовь. Можем ли мы, говоря, что Господь наш «рожден от Девы Марии,” забыть об этой любви? В данном вопросе, как и в христологии вообще, непозволителен никакой докетический уклон. Разумеется, Иисус был (и остается) Вечным Богом; однако Он воплотился, и Мария – Его мать в полном смысле слова. Иначе Воплощение было бы ложью. Но это означает, что одно человеческое существо связано с Господом особыми и очень тесными отношениями: говоря прямо, для этого человека Иисус – не только Господь и Спаситель, но и Сын.

С другой стороны, Мария была истинной Матерью своего Ребенка, и то, что Она – Мать человека, не менее важно чем то, что Она – Мать Бога. Ребенок Марии был Богом

Однако исключительность ситуации не умалила духовную сторону Ее материнства, так же как Божество Иисуса не мешало Ему быть истинным человеком и испытывать сыновние чувства в ответ на Ее материнскую любовь. И это не бессмысленные рассуждения. Недопустимо вторгаться в священную тайну уникальных, неизреченных отношений Матери и Ее Божественного Сына. Но еще менее допустимо обходить эту тайну совершенным молчанием. Так или иначе, жалким убожеством было бы видеть в Матери Господа лишь физический инструмент для облечения Его плотью. Такой взгляд не только узок и кощунствен – он с самых древних времен формально отвергнут Церковью. Богоматерь – не «канал», по которому появился на свет Господь, но истинная Мать, от Которой Он берет Свою человеческую природу. Преп. Иоанн Дамаскин так и формулирует учение Церкви: Иисус не прошел «как бы через канал,” но воспринял от Нее (eks avtis) единосущную с нами плоть (De fide orth. 3, 12; РG 94,1028).

Мариология и экуменизм.

Подобная многогранность характерна не только для католического богословского учения о Деве Марии, но и для мариологии других христианских церквей, а за пределами христианства – для ислама.

Божественное материнство Девы Марии признавалось, истолковывалось или отрицалось в зависимости от отношения к божественности Христа. Мусульмане отвергают обозначение «Богородица», считая его святотатственным. «Ведь Мессия, – писал Мухаммед в Коране, – Иса, сын Марйам, только посланник Бога». Его мать родила лишь пророка, поскольку «Бог – только единый Бог. Достохвальнее Он того, чтобы у Него был ребенок» (Сура 4, 171).

Восточные православные церкви верят в то, что Дева Мария была подлинно Богоматерью, что она превосходила своей святостью не только всех людей, но и ангелов, что она была во плоти взята на небеса и теперь является заступницей за людей перед Сыном.

Протестантские формулы вероисповедания отдают предпочтение выражению «Матерь Иисуса», – даже в тех случаях, когда они, в принципе, признают божественность Христа. Они исповедуют также девственность Марии и прямо отождествляют тайну ее девства с божественным материнством, как это делал, например, Кальвин, который в своем Наставлении писал: «Сын Божий чудесно сошел с Небес, но так, что при этом Он не покидал Небеса. Он восхотел быть чудесно зачатым во чреве Девы». Сходных взглядов придерживаются и протестантские теологи, например К. Барт.

Мариология служит предметом серьезного изучения для идеологов экуменического движения. Православные, англиканские и протестантские теологи горячо обсуждают вопрос о том, могут ли такие учения, как учение о непорочном зачатии Девы Марии и о ее вознесении, быть включены в христианское вероучение, если они не были прямо возвещены в библейском Откровении. Они признают, что эти догматы могут послужить серьезным препятствием на пути к христианскому единству.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: