Держава РусьСтруктура Церкви

Духовный регламент

Важнейший церковно-правовой памятник эпохи, на котором зиждутся основания синодального строя церковного управления, – «Духовный регламент», составленный епископом Феофаном (Прокоповичем) в 1719 г., подписанный Освященным Собором и утвержденный Петром I в декабре 1720 г., а напечатанный впервые год спустя, уже по учреждении Синода. Точное название документа – «Регламент или устав Духовной Коллегии», хотя, как известно, предусмотренная в «Регламенте» коллегия была переименована на первом своем заседании в «Святейший Синод».

«Регламент» состоит из трех частей. В первой части, озаглавленной «Что есть духовное коллегиум и каковыя суть важные вины такового правления?» дается общее представление о коллегиальной форме правления и объясняются ее преимущества в сравнении с единоличной властью. Главный довод здесь – опасность двоевластия в государстве.

Во второй части, названной «Дела управления, сему подлежащие», описывается круг дел, подведомственных новоучрежденному церковному правительству. Здесь в общей форме говорится также об обязанностях епископов, священников, монахов и мирян.

В третьей части «Самих управителей должность и сила» определяются состав Духовной Коллегии и обязанности ее членов.

По мнению А.С. Павлова, «по своей форме и отчасти по содержанию «Духовный регламент» не есть только чисто законодательный акт, но вместе и литературный памятник. Он наполнен, подобно знаменитому «Наказу» Екатерины II, общими теоретическими рассуждениями, … содержит в себе разные проекты, например, об учреждении в России Академий, а нередко впадает в тон сатиры. Таковы, например, места о власти и чести епископской, об архиерейских визитациях, то есть объезде архиереями своих епархий, о церковных проповедниках, о народных суевериях, разделяемых и духовенством».

В 1722 г. в качестве дополнения к «Духовному регламенту» было составлено «Прибавление о правилах причта церковного и чина монашеского», в котором содержатся целые уставы о приходском духовенстве и монашестве.

В дополнение к «Регламенту» в 1722 г. издано также Императорское повеление о выборе «из офицеров доброго человека» для занятия должности обер-прокурора. К этому повелению в том же году была присовокуплена «Инструкция обер-прокурору».

Давать оценку «Регламенту» с точки зрения последствий его введения в русскую церковную жизнь значит высказать суждение о самой синодальной эпохе. В синодальный период он как важнейший церковно-правовой документ получал в литературе почти исключительно апологетическую оценку. С падением этой системы отпали резоны для такого отношения к нему. Совершенно очевидны все негативные черты самой эпохи, а значит, и «Регламента», который составлял фундамент правового устройства Церкви.

Сравнительная характеристика устройства высшей власти. автокефальных Православных Церквей

Устройство высшей власти Сербской, Румынской, Болгарской и Элладской Церквей обнаруживает большое сходство. Связано оно с целым рядом обстоятельств: во-первых, эти Церкви, в отличие от древних Восточных Церквей или Американской, Польской и Чехословацкой, являются национальными Церквами, объединяющими подавляющее большинство верующих своих народов; во-вторых. Матерью всех их является Константинопольская Церковь; а, в-третьих, свою автокефалию они либо впервые обрели (Румынская и Элладская Церкви), либо восстановили (Сербская Церковь), либо получили фактически, хотя и без согласия кириархальной Церкви (Болгарская Церковь) в одну и ту же эпоху – в XIX в. Сходство в устройстве их управления заключается в том, что органы высшей церковной власти во всех этих Церквах, несмотря на то, что называются они по-разному, в сущности одни и те же: Глава и Первый епископ Церкви – Патриархи – в Сербской, Румынской и Болгарской; Архиепископ – в Элладской; высший коллегиальный орган церковной власти, в компетенцию которого входит решение вопросов вероучительного, канонического и литургического характера, – Архиерейский Собор, включающий в себя весь поместный епископат (Святой Архиерейский Собор – в Сербской Церкви, Священный Синод – в Румынской Церкви, Святейший Синод в полном составе-в Болгарской Церкви, Святейший Архиерейский Синод – в Элладской Церкви); постоянно действующий орган Архиерейского Собора, состоящий из нескольких архиереев, это; Святой Архиерейский Синод – в Сербской Церкви; Постоянный Синод – в Румынской Церкви; Святейший Синод в малом составе – в Болгарской Церкви, Постоянный Синод – в Элладской Церкви.

Административные, хозяйственные и финансовые вопросы решаются в этих Церквах Соборами, включающими в свой состав представителей всех сословий: архиереев, клириков и мирян. Патриарший Совет – в Сербской Церкви, Национальное Церковное Собрание – в Румынской Церкви, Церковно-народный собор – в Болгарской Церкви, Генеральная церковная ассамблея – в Элладской Церкви. Это представительное учреждение образует свой исполнительный орган: Патриарший административный комитет – в Сербской Церкви, Национальный церковный совет – в Румынской Церкви, Верховный Церковный совет – в Болгарской Церкви, Центральный Церковный совет – в Греческой церкви. В Сербской Церкви судебная власть, помимо Архиерейского Собора и Синода, осуществляется также особым учреждением – Великим Церковным судом.

Главное отличие церковного устройства всех четырех церквей от структуры высшей власти Русской Православной Церкви заключается в том, что во-первых, в Русской Церкви высший орган церковной власти, Поместный Собор, имеет полномочия одновременно Архиерейского Собора и Собора из представителей духовенства и мирян. Особого же органа, подобного Румынскому Национальному церковному собранию или Болгарскому Церковно-народному собору, у нас нет. Не существует у нас также и постоянно действующего органа церковной власти, который включал бы, помимо епископов, клириков и мирян. Подобное учреждение, однако, просуществовало в Русской Православной Церкви несколько лет (после Поместного Собора 1917–1918 гг.), и называлось оно тогда Высшим церковным советом.

Источники церковного права новейшей эпохи

Поместным Собором Российской Православной Церкви 1917–1918 гг. и восстановлением Патриаршества открылся новейший период в истории нашей Церкви. В жизнь Церкви вновь вошли Поместные Соборы как ее высший канонический орган. Собор продолжал свою работу более года. На нем обсуждались все важные вопросы церковной жизни: об устройстве высшей церковной власти и епархиального управления, о взаимоотношениях Церкви и государства, о проповедничестве, о духовных школах, монастырях. Программа Собора в силу обстоятельств того времени не была выполнена до конца.

Тем не менее Собор издал ряд определений, которые публиковались в церковной печати и вышли в 1918 г. отдельным изданием в 4 выпусках под названием «Определения». Важнейшие из этих определений следующие: «О правах и обязанностях Святейшего Патриарха Московского и всея России», «О Священном Синоде и Высшем Церковном Совете», О круге дел, подлежащих ведению органов высшего церковного управления», «О порядке избрания Святейшего Патриарха», «О Местоблюстителе Патриаршего Престола», «О епархиальном управлении», «О викарных епископах», «О православном приходе» (Приходской устав), «О монастырях и монашествующих», «О поводах к расторжению брака», «О правовом положении Церкви в государстве», «О привлечении женщин к деятельному участию на разных поприщах церковного служения».

Эти определения составили настоящий кодекс Русской Православной Церкви, заменивший «Духовный регламент», «Устав Духовных Консисторий» и целый ряд более частных законодательных актов синодальной эпохи.

В решении вопросов всей церковной жизни на основе строгой верности православному вероучению, на основе канонической правды Поместный Собор обнаружил незамутненность соборного разума Церкви. Канонические определения Собора послужили для Русской Церкви на ее многотрудном пути твердой опорой и безошибочным духовным ориентиром в решении крайне сложных проблем, которые в изобилии ставила перед ней впоследствии жизнь.

В 1945 г. состоялся новый Поместный Собор, на котором Патриархом был избран митрополит Ленинградский Алексий (Симанский). Собор издал краткое «Положение о Русской Православной Церкви», которое заменило «Определения» Собора 1917–1918 гг. Между законодательными актами двух Поместных Соборов существует несомненная преемственная связь, внесенные же изменения, обусловленные обстоятельствами времени, основанные на пережитом Церковью бесценном опыте, заключались, в целом, в подчеркивании иерархичности церковного строя. «Положение» Собора 1945 г. расширяло компетенцию Патриарха, епархиального архиерея, приходского настоятеля.

Архиерейский Собор, состоявшийся в 1961 г., пересмотрел «Положение о Русской Православной Церкви» в части, касающейся приходского управления; клирики устранялись от распоряжения материальными средствами приходов, которое возлагалось теперь исключительно на приходские собрания и приходские советы во главе с их председателями-старостами.

Поместный Собор 1971 г., на котором Патриархом Московским и всея Руси был избран митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен (Извеков), утвердил изменения, внесенные в «Положение о Русской Православной Церкви» Архиерейским Собором 1961 г. Поместный Собор вынес также постановление об отмене клятв Большого Московского Собора 1667 г. на старые обряды.

Поместный Собор, состоявшийся в 1988 г. – в год тысячелетия Крещения Руси, – издал «Устав Русской Православной Церкви» – основной действующий ныне закон нашей поместной Церкви, в котором несравненно подробнее, чем в «Положении о Русской Православной Церкви», регламентируются устройство высшего, епархиального и приходского управления, деятельность духовных школ и монастырей. «Устав» вобрал в себя выдержавшие испытание жизнью принципы церковного строя, которые легли в основу «Определений» Поместного Собора 1917–1918 гг. и «Положения», изданного Собором 1945 г.

В «Журнале Московской Патриархии» регулярно помещаются определения Священного Синода и указы Святейшего Патриарха, в том числе и те, которые носят нормативный характер.

Внешнее право нашей Церкви обусловлено государственными законами и постановлениями, которые публикуются в официальных периодических изданиях и отдельных сборниках. Особенно полон по подбору правовых актов, касающихся религиозных объединений, в частности и Русской Православной Церкви, сборник профессора П. в. Гидулянова «Отделение Церкви от государства», вышедший третьим и последним изданием в 1926 г. Этот сборник, естественно, включает в себя правовые акты, относящиеся к первому десятилетию истории Советского государства.

3. Православное паломничество. Религиозные центры в России и странах снг История православного паломничества

Некоторые российские ученые считают,
что одним из первых русских православных
паломничеств была поездка княгини Ольги
в Константинополь для совершения обряда
крещения. При князе Владимире паломничество
на Афон совершил преподобный Антоний,
будущий основатель Киево‑Печерской
лавры. В 1062 г. игумен Варлаам совершил
первое паломничество на Святую землю.
В начале XII в. игумен Даниил дважды
посетил и описал Святую землю. В 1389-
1391 гг. дьякон Игнатий совершил
паломничество в Иерусалим и сделал
описание храмов, монастырей и других
святынь. В 1418- 1421 гг. иеродьякон Зосим
описал Святую гору Афон. Расцвет
паломничества наступил в ХІХ в. В 1857 г.
установлены рейсы пароходов от Одессы
до Яффы. В 1882 г. великий князь Владимир
Александрович создал Императорское
Православное Палестинское общество
для оказания помощи паломникам,
путешествующим на Святую землю. С 1893 г.
в России стали продаваться «паломнические
книжки» с пониженным на 35 % тарифом
на проезд по российским железным дорогам.
Популярными становятся паломнические
туры внутри России. В начале ХХ в. в
Дивеево, где находятся мощи Серафима
Саровского, ежедневно прибывали 3 тыс.
паломников. Одним из основных центров
паломничества стала Троице‑Сергиева
лавра, в которую ежедневно приезжали
поклониться мощам Сергия Радонежского
до 5 тыс. паломников. Паломничество
играло и играет важную роль в жизни
общества.

Объекты посещения православных
паломников: храм; монастырь; нетленные
мощи; святые источники.

Решение о паломничестве принимается
по благословению духовного отца и
самостоятельно. Основные объекты
паломничества – монастыри. В России 313
монастырей и 26 пустыней РПЦ. В странах
СНГ насчитывается еще 183 православных
монастыря РПЦ.

В России находится 8 мест упокоения
святых угодников:

1) Свято‑Троицкий Серафимо‑Дивеевский
монастырь (преподобный Серафим Саровский)
в Нижегородской области;

2) Свято‑Троицкий Александро‑Свирский
монастырь (игумен Александр) в Ленинградской
области;

3) Задонский Богородицкий монастырь
(св. Тихон Задонский) в г. Задонске,
Липецкой области;

4) часовня Блаженной Ксении (св. Ксения
Петербургская) на Смоленском кладбище
в Санкт‑Петербурге;

5) Свято‑Троицкая Сергиева лавра
(преподобный Сергий Радонежский) в г.
Сергиевом Посаде Московской области;

6) Свято‑Введенская Оптина пустынь
(преподобный Амвросий Оптинский) в г.
Козельске Калужской области;

7) Покровский кафедральный собор (св.
Митрофан) в г. Воронеже;

8) Иоанновский монастырь (св. Иоанн
Кронштадский) в Санкт‑Петербурге.

В практике паломнического туризма
принята классификация монастырей по
следующим признакам:

1) по страновой принадлежности;

2) по месторасположению с точки зрения
транспортной доступности;

3) по составу несущих монашеские
обеты;

4) по возрасту монастыря.

Следует выделить некоторые особенности
приема паломников в разных монастырях:

1) монастыри, принимающие паломников
только по предварительной договоренности
или благословению настоятеля;

2) монастыри, принимающие паломников
на ограниченное время или на неограниченное
время проживания;

3) монастыри, предоставляющие
возможность проживания с питанием или
не предоставляющие таких услуг;

4) монастыри, принимающие только
мужчин или паломников обоих полов;

5) монастыри, которые взимают плату
за предоставление проживания и питания
или не взимающие плату;

6) монастыри, на территории которых
располагаются музеи, библиотеки или не
имеющие таких объектов;

7) монастыри, на территории которых
организованы православные воскресные
школы, епархиальные училища, детские
приюты, богадельни или не имеющие таких
социальных объектов.

Вступительные замечания

Вопрос о структуре Церкви является одним из самых существенных вопросов жизни Церкви в течение последних ста лет (особенно в России в грозные 20-е и 30-е годы XX столетия). Вопрос был поставлен со всей остротой на Всероссийском Поместном Соборе 1917 г. Этот же вопрос неизбежно возникает на Всеправославных совещаниях в связи с подготовкой Всеправославного Собора, при попытках решения вопроса диаспоры или межправославных отношений.

Предвосхищая результаты попытки обсуждения темы о струк­туре Церкви, быть может, уже в первых строках нужно высказать мнение, что перечисляя выражения Вселенская Церковь, Поместная Церковь, епархия, приход, мы говорим попросту о Церкви, о ее проявлениях на разных уровнях.

Вслед за отцом Николаем Афанасьевым хочется повторить слова священномученика Иринея Лионского: “Где Церковь, там и Дух Божий, и где Дух Божий, там Церковь и полнота благодати”. В другом месте священномученик Ириней пишет: “Цер­ковь, хотя рассеяна по всей вселенной даже до концов земли, но приняла от Апостолов и учеников их веру во единого Бога Отца, Вседержителя, сотворившего небо и землю, и море, и все, что в них, и во единого Христа Иисуса, Сына Божия, воплотившегося для нашего спасения, и в Духа Святого, через пророков возвестившего все домостроительство Божие…”.

Презентация 4 класса по предмету Право на тему Урок 12 Внутреннее строение и убранство православного храма МБОУ ТСОШ 1 МБОУ ТСОШ 1 4 класс.. Скачать бесплатно и без регистрации. Транскрипт

1

Урок 12: «Внутреннее строение и убранство православного храма» МБОУ «ТСОШ 1» МБОУ «ТСОШ 1» 4 класс

Держава РусьСтруктура Церкви

2

Цели урока: Показать внутреннее строение и убранство православного храма. Показать внутреннее строение и убранство православного храма. Познакомить со значением слов: «алтарь», «аналой», «притвор», «престол», «панихидный столик», «иконостас», «царские врата». Познакомить со значением слов: «алтарь», «аналой», «притвор», «престол», «панихидный столик», «иконостас», «царские врата». Определить где находятся и для каких целей они служат в православном храме. Определить где находятся и для каких целей они служат в православном храме.

Держава РусьСтруктура Церкви

3

Внутреннее строение храма Притвор – «притворять», т.е. «прикрывать», «закрывать». Место возле двери, в этой части храма стоят те, кто только готовится стать христианином или грешники, которым запрещалось участвовать в богослужении с верующими христианами.

Держава РусьСтруктура Церкви

4

Внутреннее строение храма Панихидный столик обычно с левой стороны, но бывает и с правой, прямоугольный столик с небольшим распятием. Место для поминовения умерших, перед ним совершаются заупокойные богослужения (панихиды) и ставятся свечи за усопших родственников.

Держава РусьСтруктура Церкви

5

Внутреннее строение храма Аналой – высокий покатый стол в центре храма, на котором лежит икона. Во время богослужения на него кладут Евангелие и крест. Во время богослужения на него кладут Евангелие и крест.

Держава РусьСтруктура Церкви

6

Внутреннее строение храма Иконостас – стена или перегородка состоящая из икон. У иконостаса трое врат.

Держава РусьСтруктура Церкви

7

Иконостас У каждого верующего есть дома свой иконостас, состоящий из трех икон: в центре – Иисус Христос, слева – Божией Матери, справа – Николай Чудотворец или другой святой. слева – Божией Матери, справа – Николай Чудотворец или другой святой.

Держава РусьСтруктура Церкви

8

Иконостас, а в центре царские врата

Держава РусьСтруктура Церкви

9

Царские врата

Держава РусьСтруктура Церкви

10

Внутреннее строение храма Царские врата ведут в самую важную часть храма – Алтарь. Алтарь – находится в восточной части храма. Он отделен от основного помещения иконостасом. В Алтаре находится главная святыня православного храма – Престол.

Держава РусьСтруктура Церкви

11

Престол Престол – это особо освященный стол, «облаченный в две одежды»: нижнюю- из белого цвета и верхнюю – из дорогой цветной ткани. Это место невидимого присутствия Господа в храме. Это его символический трон (отсюда и название). Прикасаться к нему имеют право только священнослужители.

Держава РусьСтруктура Церкви

12

Внутреннее строение храма Входить в алтарь могут только церковнослужители. В алтаре они облачаются в специальные одежды для службы – церковное облачение.

Держава РусьСтруктура Церкви

13

Внутреннее строение храма В православном храме нет случайных предметов, всё помогает верующим молиться, настраивает душу на молитву, создаёт особую обстановку.

Держава РусьСтруктура Церкви

14

Подготовила презентацию учитель начального звена школы МБОУ «Тюхтетская СОШ 1» Пищикова Наталья Юрьевна.

Держава РусьСтруктура Церкви

Организационная структура церкви

Во главе русской церкви был митрополит, назначаемый константинопольским патриархом, что свидетельствовало о ее определенной зависимости от Византии. В подчинении киевских митрополитов находились епископы, управляющие церковью на определенных территориях – епископствах. В их распоряжении находились городские и сельские священники- т.н. белое духовенство. Наряду с белым существовало черное духовенство – монахи, ведущие совсем иную, чем простые люди жизнь, т.е. духовную, посвященную служению Богу ( отсюда одно из названий монаха – инок). Монахи брали на себя обет безбрачия, “поставляли” кадры для высших иерархов церкви. При своей затворнической жизни они пользовались огромным авторитетом и оказывали влияние на политическую жизнь страны. В монастырях создавались летописи, разрабатывались церковные уставы, регулирующие не только церковную, но и семейную, бытовую жизнь русских людей.

Долгое время церковь существовала за счет десятины – десятой части от всех налогов, отчисляемой с эпохи Владимира в ее пользу. Постепенно у нее появляются, в основном за счет дарений князей, а позже и бояр, собственные села и земли. Первые известные вотчины (во второй половине XI в.) принадлежали церкви.

Взаимоотношения Церкви и государства в синодальную эпоху

В 1700 г. скончался Патриарх Адриан. 21 год во главе Русской Церкви стоял Местоблюститель Патриаршего Престола митрополит Стефан (Яворский), а в 1721 г. Патриаршество было упразднено. Вместо Патриарха и Соборов учреждался малый собор – Святейший Синод, который и стал высшим органом церковной власти.

Началась новая эпоха в истории нашей Церкви, получившая название синодальной. Характер взаимоотношений между Церковью и государством существенно меняется. Симфония церковной и государственной власти подвергается деформации, смещается в сторону протестантского принципа главенства светского государя над всеми религиозными общинами подвластной ему территории – так называемого территориализма.

Привилегированное положение Православной Церкви в государственно-правовом сознании связывается уже не столько с тем, что учение ее истинно, сколько с тем обстоятельством, что Православие, согласно основным законам государства, является вероисповеданием Монарха и большинства его подданных.

Государственная власть в эту эпоху жестко контролирует церковную жизнь. Соборы не созываются, а Святейший Синод действует не только как орган высшей церковной власти, но и как правительственное учреждение, которое, подобно Сенату, Государственному Совету или Кабинету Министров, имеет на то полномочия от Высочайшей власти. Все распоряжения Синода выходят под штемпелем «По указу Его Императорского Величества». Кроме того, они подлежат визированию со стороны синодального обер-прокурора.

В системе церковного законодательства синодальной эпохи профессор Н.С. Суворов различает «императорское церковное законодательство, указы и определения Св. Синода и государственное о Церкви законодательство». В этом заключается своеобразие его классификации. «Под императорским церковным законодательством, – писал он, – разумеются Высочайшие повеления и именные указы по духовному ведомству, затем высочайше утвержденные доклады синодального обер-прокурора… Кроме того, Св. Синодом самим издаются разные определения и инструкции (такова, например, инструкция благочинным приходских церквей и монастырей)… Под именем государственного о Церкви законодательства должно разуметь общие нормы, устанавливающиеся как в порядке собственно законодательном, так и в порядке верховного управления, то есть кроме Высочайших манифестов и повелений, Высочайше утвержденные мнения Государственного Совета и Высочайше утвержденные положения Кабинета министров».

Различая «императорское церковное законодательство» и «государственное о Церкви законодательство», Н.С. Суворов делает это на том основании, что в императоре видит «верховного правителя в государстве и Церкви», который как глава Церкви действует через Синод, а как глава государства – через Сенат, Государственный Совет или Кабинет министров. Суворов за норму принимает цезарепапистские искажения византийской симфонии (Император – глава Церкви) и сквозь такую призму смотрит на взаимоотношения между церковной и государственной властью в России, которые на деле складывались под сильным влиянием протестантской теории «территориализма».

С церковной точки зрения было бы правильно различать лишь два основных материальных источника русского церковного права синодальной эпохи: государство (Высочайшую власть и зависимые от нее органы правления: Сенат, Государственный Совет, Кабинет министров) и Церковь в лице Святейшего Синода, распоряжения которого приобретали законную силу в государстве вследствие их утверждения Государем, но церковный авторитет этих распоряжений покоился на том, что Синод – малый архиерейский собор – представлял весь российский епископат

Такое различение важно, поскольку в зависимости от того, принадлежит ли тот или иной акт синодальной эпохи к области собственно церковного законодательства или государственного законодательства о Церкви, определяется его авторитетность в наше время. Очевидно, что государственное законодательство Российской Империи, в том числе Императорские указы по духовному ведомству, изданные помимо Синода, утратили силу, а указы и постановления Синода, независимо от своего утверждения Высочайшей властью, могут сохранять силу, если, конечно, они не были отменены или заменены впоследствии

Диаспора

Наиболее серьезным отступлением от территориального начала в разграничении церковной юрисдикции является диаспора. В странах, где православные христиане живут не компактной массой, а рассеяны между инославными или иноверцами, на одной территории могут существовать приходы и даже епархии разных Церквей. Как известно, в XX веке, когда православная диаспора в Америке и Западной Европе многократно возросла как вследствие переселения православных, так и в результате присоединения к Православию инославных христиан, в этих странах возник ряд исторически обусловленных проблем в размежевании церковной юрисдикции. Константинопольский Патриарх выдвинул учение об особых правах Вселенского Престола и в связи с этим о подчинении ему всей диаспоры Западной Европы и Америки. Такие претензии, как совершенно новые, прежде неизвестные Церкви, отвергаются большинством поместных Церквей. Издревле в жизни Церкви соблюдалась следующая норма: Церковь, обратившая в христианство нехристианский народ или возвратившая в Православие еретическую или раскольничью общину на территории, не входящей в состав ни одной поместной Церкви, становится для новооснованной Церкви Церковью-матерью, кириархальной Церковью. Именно поэтому, а вовсе не в силу 28 правила Халкидонского Собора, Русская Церковь в течение столетий находилась в канонической зависимости от Константинопольского престола.

В 131 (117) правиле Карфагенского Собора сказано: «За несколько лет пред сим, в сей Церкви, полным собором определено, чтобы Церкви, состоящия в каком-либо пределе, прежде издания законов о донатистах, соделавшыяся кафолическими, принадлежали к тем престолам, коих епископами убеждены были приобщитися к кафолическому единению».

Территория православной диаспоры поэтому может находиться в юрисдикции разных поместных Церквей, как это ныне и имеет место в Западной Европе и в Америке. Подобная ситуация носит временный характер. Устроение и развитие нормальной церковной жизни в названных странах должно в конце концов привести к образованию новых автономных или автокефальных Церквей, но пока этого нет, вопрос о размежевании юрисдикции остается сложным, вызывает разногласия и споры. При разрешении подобных споров между автокефальными, независимыми друг от друга Церквами, следует учитывать ряд обстоятельств: в 132 (118) правиле Карфагенского Собора названы два из них – территориальная близость и воля самого церковного народа: «О том, како епископы кафолические, и обратившиеся от страны Донатовой, разделят между собою епархии. …Аще же случится быти единому месту; то да предоставится тому, к которому в большей близости окажется. Аще же будет равно близко к обоим престолам; то да поступит к тому, котораго народ изберет».

Что касается территориальной близости, то, как следует из 24 (17) правила Карфагенского Собора, Нумидийский примас потерял юрисдикцию над Церковью Мавритании Ситифенской «по ея отдаленности». В «Пидалионе» в толковании на это правило говорится о его вселенском значении. При территориальном размежевании диаспоры определенное значение имеет и этнический принцип, но значение его ограничено рамками именно диаспоры. Поэтому Константинопольский Собор 1872 г. справедливо осудил этнофилетизм как посягательство на канонический церковный строй.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: