Простить

Бог и кающийся человек

Есть три разных слова, которые встречаются в Священном Писании и которые говорят об отношении Бога к кающемуся человеку.

Простить
Христос и грешница

Это, прежде всего, слово — прощение. Что значит человека прощают? Ему не будут напоминать о том, что он совершил.

Но есть другое слово — человека милуют. Он не просто совершил проступок, а и заслужил наказание, но его милуют.

А третье слово в Священном Писании является основным в характеристике того, как Бог относится к нашему акту покаяния. Это слово — оправдание, то есть означает, что никогда не был виновен.

Бог в Иисусе Христе всецело освободил человека от власти греха. В том смысле, что человек уже не отвечает, если он покаялся в грехе, произошел акт покаяния, то это именно называется оправданием, то есть всецелое, тотальное прощение. Это связано с тем, что после того, как Христос совершил акт нашего искупления, Бог-Отец смотрит на нас через раны Своего Сына и видит нас оправданными.

Такое значение имеет то, что совершил Христос.

Как согласуется идея всепрощения Божьего с христианским прощением и непротивлением злу силой

Идея о всепрощении Божьем сопряжена с учением о таких Божественных свойствах как Любовь, Благость, Милосердие. В отношении к людям эти свойства обнаруживаются в том, что Бог всем без исключения желает только добра, готов изливать столько благости, сколько люди способны воспринять по свой сущности и духовно-нравственному состоянию.

Иногда идея о всепрощении интерпретируется и раскрывается в том смысле, что все люди, уверовавшие во Христа как в Бога и Спасителя, будут автоматически спасены. Иногда она рассматривается под более широким углом: все люди вообще рано или поздно наследуют Рай, вне зависимости от праведности или греховности. Согласно этой версии, мучения грешников после Страшного Суда будут носить временный характер; тяжесть и продолжительность мучений будет соответствовать уровню их греховности. На сегодняшний день такая эсхатологическая позиция отстаивается, главным образом, представителями ряда инославных общин, а также отдельными авторами, отождествляющими себя с Православием.

Однако, такая точка зрения не поддерживалась святыми отцами (за крайне редким исключением) и никогда не звучала от лица Вселенской Церкви. Всепрощение Божье нельзя отождествлять с попустительством. Бог Милостив, но это не значит, что Он никого никогда не наказывает. Другое дело, что Его наказание всегда бывает связано с Любовью, Премудростью, Благостью, Милосердием, всегда направлено к пользе наказуемого.

Призывая Своих учеников к прощению обидчиков, Господь, вместе с тем, учил их готовности терпеть и переносить оскорбления и обиды. В этом контексте становятся понятны слова: «кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф.5:39). Именно так поступали Христа ради юродивые, блаженные, гонимые святые, страдальцы, бессребреники, мученики за веру.

Разумеется, озвучивая такую возвышенную заповедь, Бог не имел в виду, что она должна исполняться верующими с безусловностью; что христиане, вне зависимости от текущих обстоятельств, должны равнодушно и сверхтерпеливо взирать на всё, что ни совершают по отношению к ним или их ближним злодеи и нечестивцы, что они совершенно не вправе одергивать их, противодействовать их преступным порывам при помощи личных усилий или же сил общественного правопорядка, вооруженных сил.

Бог учил через апостолов: «Если же согрешит против тебя брат твой, выговори ему; и если покается, прости ему» (Лк.17:3). Повторим ещё раз: если покается, прости. Сам Христос показал нам пример благочестивого противления силой, сделав бич из веревок и изгнав нечестивцев из Храма (при этом опрокинув столы меновщиков и рассыпав их деньги) (Мф.2:15).

На протяжении своей длительной истории Церковь не раз призывала, воодушевляла и благословляла христиан на вооруженную борьбу. Множество сберегаемых в народной памяти имен защитников веры и (или) Отечества принадлежит прославленным Богом святым.

Cм. СПАСЕНИЕ, АПОКАТАСТАСИС, АД, РАЙ.

Нельзя профанировать Божью заповедь о прощении

Простить

Фото с сайта droplak.ru

— Допустим, у человека был спор с другим и, рассмотрев все еще раз, человек не находит своей вины, неправоты. Но наступает Прощеное воскресение, и встает вопрос: просить ли в этом случае у того, с кем произошел спор, может конфликт, но где ты не чувствуешь самым искренним образом своей вины, — прощения? Ведь если попросишь, он решит, что он был прав, а ты так признаешь свою вину. Опять получается, что своим прощением ты вводишь человека в заблуждение. И сама ситуация искажается: ведь есть же правда ситуации, нельзя ей жертвовать.

— В таком случае, если вы все же решили просить прощение,  надо объяснить, — за что именно.

Например, можно сказать: «Прости меня за раздражение, горячность, резкость в том нашем споре (если такое было), но свои действия я не считаю неверными.

То есть можно попросить прощение не за ошибочные взгляды или действия, а может быть, за немудрое решение спорить по этому поводу с тем, кто этого не может вместить, или за не очень тактичную форму спора.

— Бывает такое: мы с человеком год или больше не виделись, не общались. На Прощеное он звонит и говорит: «Прости меня, пожалуйста». Я его спрашиваю: «За что?». «Ни за что. Просто так надо». Это тоже странный момент, потому что, получается – поучаствовал в «ритуале».

— Если я с человеком целый год не виделся, а он, допустим, искал со мной встречи, я тоже могу попросить прощения за то, что мы не виделись. Человек хотел, искал этой встречи, а я так и не нашел время для него. Тут совесть подскажет.

Но если мы имеем дело с человеком неверующим или маловерующим, нам надо стремиться не поддерживать формальные, не наполненные смыслом действия, если он их со своей стороны инициирует. Нельзя профанировать глубочайшие божественные заповеди. Можно по ситуации как-то перевести разговор в неформальную сторону: попросить прощения самим – если вдруг чем обидел, ведь не все же мы сами видим и помним. Постараться дать понять человеку, что, по крайней мере, для вас – это очень неформальный момент, наоборот, очень важный и вот почему.

Но можно ли считать Господа всепрощающим, если известно, что спасутся не все

И можно, и нужно. Всепрощение Божье нельзя интерпретировать как акт внешнего, безусловного юридического избавления всех грешников от ответственности за грехи. Подобное всепрощение, если бы оно и действительно состоялось, было бы сродни всепопустительству. Ведь при таком положении вещей многие люди, вместо борьбы со своими страстями, напротив, скорее стали бы отваживаться на грех.

Благой и Премудрый Господь готов простить всякого грешника, но не безусловно, а через очищение, освящение, освобождение его от власти греха. Для этого Он основал Свою Церковь, призвал в неё все народы, вручил ей необходимые благодатные средства и непрестанно печётся о ней (Мф.28:19-20).

Итак, Бог хотя и желает всем людям спастись, однако не навязывает спасения силой, вопреки личным намерениям и стремлениям людей. Он ждёт от нас добродетельной жизни. Добродетельность же есть свободное и осознанное, а не принудительное делание добра.

Все те, кто действительно ищут прощения, имеют, по милосердию Божьему, основания и возможности возродиться новым (духовным) рождением в вечную блаженную жизнь, оставить беззаконие и обратиться к Добру.

В этом отношении Христос достаточно чётко провозгласил: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф.16:24).

Стало быть, не спасется тот, кто не хочет слушаться Бога, отказываться от греха, бороться с пороками, преображать свою жизнь. Грозное определение Страшного Суда явится для такого человека не результатом недостаточности высшего Божественного милосердия, а результатом его собственного душевного расположения (см. подробнее: Для чего Бог создал людей, имеющих мучиться в аду?).

Выгоды обиды

Поэтому, когда мы говорим про обиду, очень важно помнить, что суть обиды – неоправданные ожидания. И первое, что мы делаем, когда чувствуем внутри себя обиду, – это задаем себе вопрос: насколько мои ожидания адекватны?. Если ожидания адекватны – мы проясняем отношения

Если ожидания неадекватны – вопрос обиды снимается. И выражение, что «на обиженных воду возят» –  правильно только в том случае, если обида становится не столько эмоциональной реакцией (перестает выполнять сигнальную функцию), а становится образом жизни, способом выстраивания отношений – таким манипулятивным средством, с помощью которого человек строит свои взаимоотношения с окружающими

Если ожидания адекватны – мы проясняем отношения. Если ожидания неадекватны – вопрос обиды снимается. И выражение, что «на обиженных воду возят» –  правильно только в том случае, если обида становится не столько эмоциональной реакцией (перестает выполнять сигнальную функцию), а становится образом жизни, способом выстраивания отношений – таким манипулятивным средством, с помощью которого человек строит свои взаимоотношения с окружающими.

Выгод у обиды очень много. Быть обиженным, быть жертвой – это сразу «нимб» над головой, «крылья» за спиной расправляются. Это самоутверждение на фоне «плохих», «ужасных»  других, которые такие злые, такие нехорошие, бесчувственные.

Проводилось интересное социологическое исследование, когда людей спрашивали: «Что бы вы хотели изменить в окружающих?» Большинство говорило: чтобы окружающие были более терпимыми, доброжелательными, чувствительными, понимающими. «А какие качества вы в себе  хотели бы побольше развить?» Ну, конечно, уверенность, целеустремленность, настойчивость, силу — совершенно другие, противоположные качества.

В обиде человек часто пользуется другими как объектом самоутверждения.  И это уже такой способ выстраивания отношений.

Таинства церкви помощь в исцелении грехов

Все таинства, существующие в церкви, обладают врачующими свойствами. Крещение — снятие первородного греха. Если бы люди не грешили, то не было бы второго таинства — таинства покаяния.

Какие грехи снимаются в таинстве покаяния, исповеди? Снимается грех, как проступок, когда человек исповедует его перед священником. Затем идет к причастию и его причащают во оставление грехов и жизнь вечную.

Простить
Причастие в православном храме

Возникает вопрос: «А во оставление каких грехов, если человек исповедовался и грех был снят?» Дело в том, что грех-то снят, как проступок в Таинстве Исповеди, но Таинство Причастия снижает саму склонность ко греху, то что апостол Павел называет законом греха, который живет в каждом человеке. То есть любой греховный поступок рождается от тех склонностей, которые есть у каждого из нас. Они могут совпадать, могут не совпадать, но именно в причастии уменьшается сама склонность, причина греха.

Далее Таинство Соборования — врачевание души и немощей телесных. Венчание — таинство, снисхождение к плотским немощам человека и обеспечение нормальной семейной жизни.

Важно: человек, который считает себя грешным, должен безбоязненно идти в церковь, потому что все основные таинства церкви связаны с человеческими немощами, грехами, склонностями дурными. И если человек говорит, что не идет в церковь, потому что грешен, то он не понимает, что такое церковь

Все таинства обращены, чтобы помочь немощному человеку, поэтому ему самое место в храме. И когда человек говорит, что у него нет грехов, то он сам себя обманывает.

Простить отпустить пленников на свободу

Непрощение делает людей пленниками собственной души. Обидчики приобретают власть над мыслями, эмоциями, поведением человека, которому они причинили вред. Эту власть даем им мы, не желая вырвать из плена собственных чувств. Формула прощения заключается в том, чтобы отпустить обидчиков, освободить свою душу из плена, признав единым властелином своей души Иисуса.

Святой Праведный Иоанн Кронштадтский часто проповедовал, как научится прощать в православии.

Святой Иоанн Кронштадтский

Основные пожелания святого Иоанна:

  • По отношению к близким людям святой Иоанн советовал вырабатывать в себе терпение и любовь, чтобы легче было прощать, основываясь на том же послании Матвея (Мат. 6:14).
  • Близкий человек представляет тот же образ Бога, любить его — обязанность, закон, заповедь Божья. Это, наверное, для кого-то самая сложная задача, поставленная Всевышним.
  • Любить ближнего возможно только после того, как мы научимся любить себя. Как много людей несут непрощение к себе, не понимая, что этим грешат против Бога.
  • Господь всегда прощает расскаяный грех, но человек по гордости своей не делает этого, тем самым ставя себя выше Спасителя.
  • Подвигом прощения, по словам Иоанна Кронштадтского, является любовь к врагам своим, творить добро тем, кто тебя ненавидит, благословлять тех, кто посылает в твою жизнь проклятия. (Луки 6:27-28).
  • Оставить обиду на ближнего своего поможет сравнение своих и его грехов.

Молитвы, помогающие раскаяться:

  • Канон покаянный Господу
  • Молитва о прощении грехов
  • Канон покаянный Ангелу Хранителю

Почему мы настолько милостивы к себе и требовательны к другому человеку? Какова причина того или иного поступка человека, который нанес обиду?

Раненое животное всегда ранит, даже в том момент, когда хочется его погладить. Многих людей ранили в детстве, в утробе матери, их проклинали, не принимали, они не знали любви родителей, и никто не открыл им любви Отца.

Если бы Бог не простил наши грехи, мы бы уже не имели права на жизнь.Попробуйте открыть обидчику истоки Отцовской любви, которые станут целебным бальзамом для израненной души. Только человек, наполненный Божьей любовью, умеет прощать и любить.

Гневаясь, не согрешайте

— Как прощение сочетается с праведным гневом?

— Чувство гнева для нас естественно. Гнев дан человеку для того, чтобы с помощью этого чувства бороться с бесовскими искушениями. Гнев — это полное отрицание чего-либо, он дан человеку как щит,  направлять его  надо против врагов нашего спасения, и в первую очередь против врагов невидимых. Но «гневаясь, не прегрешайте» — говорят святые отцы о том, что иногда мы применяем гнев против людей. Мы должны гневаться только на грех, ненавидеть грех, но жалеть грешника, даже если он преступник.

Отец Глеб Каледа говорил, что есть грех, который является преступлением, и есть грех, который не является преступлением, также есть и преступление, которое не является грехом. Понятия греха и преступления полностью не совпадают. Взять хотя бы наших новомучеников: с точки зрения советской власти они были преступниками — а для нас они святые. И наоборот. Женщина совершает аборт: с точки зрения общества все нормально, а с точки зрения Бога это — страшное дело, убийство. Отец Глеб, например, вообще не рассматривал человека как преступника, потому что для тюремного священника все эти люди не преступники, для него они кающиеся грешники, которые находятся на разных стадиях покаяния. И задача священника в том, чтобы помочь человеку найти в себе силы подниматься от ступеньки к ступеньке.

— Когда общество требует введения смертной казни, значит ли это, что оно отказывает в прощении преступникам?

— Лишать человека жизни — это значит лишать его примирения с людьми и с Богом. Как говорил отец Глеб Каледа, «мы расстреливаем не того человека, которого приговаривали»; и в их числе было много людей озлобленных, которые уходили, считая общество виноватым перед ними. Не говоря уже про такие известные случаи, как, например, с маньяком Чикатило. Пока его ловили — расстреляли несколько невиновных людей. Их приговаривали к смертной казни, а Чикатило объявлялся снова. Так было шесть раз.

Общаясь с пожизненно заключенными, я вижу, что в основном это люди не умершие духовно. Жизнь, которая им оставлена, — остав­лена им не зря. Дико даже подумать, что­бы кого-то из них расстрелять. Пожизнен­но заключенные и так живут не очень долго — пять-восемь лет. Тяжесть грехов гнетет человека, и его жизнь довольно скоро кончается. А если такой, действи­тельно виноватый, человек долго живет после вынесения приговора, это о чем-то говорит, это тоже свидетельство того, что его жизнь приобрела новый верный смысл, — как же такого «нового» челове­ка расстреливать? Может быть, он раска­ялся и прощен Богом? В тюрьме жизнь че­ловека, пришедшего к вере, вообще сильно меняется. Я часто вижу, что заклю­ченные, которые проявляют усердие к ве­ре, выходят досрочно на свободу. Господь принимает их труды и прощает их грех. Только, к сожалению, общество простить их уже не в состоянии. Выйдя на свободу, бывшим заключенным бывает трудно найти себе работу, как-то устроиться в жизни — это способствует их озлоблению. А зло порождает зло.

— Почему прощать так трудно?

— Прощать трудно по нашей гордости. А борьбе с гордостью нет предела, это работа на всю жизнь. Но в первую очередь простить надо самого себя. Нам сказано Богом — люби ближних, как самого себя, а это значит, что себя тоже надо простить. Не судить не только других, но и себя не судить, не пытаться приклеить ярлык: вот я хороший или я плохой. Просто иметь перспективу, понимать, что самое главное — смириться. Не с грехом, а принять себя, осознать, как мы несовершенны. Представьте подсвечник: посмотришь на него сбоку — одна свечка выше, другая ниже, а посмотри на него сверху — все, чего ты там достиг в жизни, долго ли ты горел, много ли ты там насветил или мало, — разницы для Бога в этом нет. Горел ты и горел, стремился к Богу — значит, Господь тебя простит и возьмет к Себе. Иногда поднимают такой вопрос: кто будет спасен? Есть такое мнение, что все, кто хотят, все попадут в рай. Но, конечно, надо не просто сказать «я хочу», это нужно показать своей жизнью. И всегда, в самых тяжких своих случаях мы должны помнить о Христе, который, безвинный, с Креста молился: «…Отче! прости им, ибо не ведают, что творят» (Л к. 23:34).

Екатерина СТЕПАНОВА

Справка

Иерей Константин КОБЕЛЕВ родился в 1957 году в Москве. Закончил биологический факультет Московского Государственного университета (МГУ), Московскую духовную семинарию. Настоятель храма Покрова Божией Матери в Бутырской тюрьме. Член епархиальной комиссии по социальной деятельности в местах лишения свободы города Москвы под председательством епископа Дмитровского Александра.

Плыть против течения

— А можно личный вопрос? Бывало ли так, что вы проводили Великий пост с ощущением, что не удалось потрудиться, как следует? И каковы критерии правильно проведенного поста?

— Скажем так: не бывало такого, чтобы оставалось ощущение правильно проведенного поста. Удовлетворение человека от пройденного великопостного пути заключается не в оценке качества совершенного труда. Во время поста случаются и падения, и остановки, чаще даже как бы замирания, когда ты и понимаешь, что тебя окружают чудовища, но по-детски прячешься от них под одеяло, пребывая в ложной безопасности. Ощущение духовных усилий, ненапрасного постного труда возникает, когда после падения встаешь более крепким, а после остановки разгоняешься быстрее и вообще, начинаешь понимать, что надо без передыху плыть против течения. Повседневную жизнь мы часто называем суетой. Правильнее сравнить ее с рекой, сильное течение которой неумолимо влечет нас к смерти. Плыть в противоположном от смерти направлении — к источнику жизни, к Богу — вот критерий правильно проведенного поста, да и всей нашей жизни.

Можно возразить: легко сказать «плыть против течения», но что именно нужно делать, чтобы не оказаться унесенным этим смертоносным течением? Во-первых, надо увидеть, что собственных, индивидуальных усилий недостаточно. В одиночку человек не способен бороться с теми увлечениями (в том смысле, что они увлекают нас вниз), которые предлагает нам мир, стремительно удаляющийся от Бога. Оглянувшись по сторонам, можно увидеть, что некоторые из нежелающих плыть по течению, забрались в некий корабль и вместе усиленно гребут, активно противоборствуя бурной реке. Этот корабль — Церковь. Чего-то достигнуть во время Великого поста, как и во время всей жизни, можно только став частью Церкви Христовой, поэтому наиважнейший критерий правильно проведенного Великого поста — это участие во всем, что происходит в храмах в эти дни, начиная с так называемого Прощеного воскресенья, которым открывается великопостный путь.

Простить— Почему Великий пост начинается с Прощеного воскресенья? Что это такое, почему надо просить прощения?

— Традиция просить прощения перед началом Великого поста зародилась в первые века христианства среди монашествующих, которые уходили на это время в безлюдную пустыню поодиночке и не знали, увидятся ли они вновь. Прощались они, как перед смертью, не желая, чтобы в сердце оставались какие-либо обиды, поскольку в вечности любая обида, злоба или неприятие ближнего бесконечно возрастет и станет препятствием для радости общения с Богом. Через богослужение эта традиция вошла и в жизнь обычных православных приходов.

Почему надо просить прощения? Это все равно, что спросить, почему надо любить свою маму или почему надо воспитывать ребенка. Если сказать предельно кратко и понятно, то мы просим прощения друг у друга, чтобы не умереть духовно. Отдаление человека от своего Творца — это и есть духовная смерть. Как мы себе не можем представить, за что бы мы не смогли себя простить (театральные восклицания: «Никогда себе этого не прощу!» — всего лишь слова), так же не стоит сомневаться в том, что Бог простит всех, ищущих прощения. Неразумно идти против Бога, а значит, и против самих законов жизни, если не прощаешь и не просишь прощения. Можно даже сказать, что эти два слова, «прости» и «прощаю», есть два весла, которыми мы гребем против течения смерти. Если не использовать их, то унесет вниз; если грести только одним, например, просить прощения, но самому не прощать, то будешь кружиться на одном месте; и только используя два весла,  будешь двигаться к Богу. 

Христос ничего не говорил просто так

В отношении же нас самих детскую песенку можно перефразировать:

Если нас обидели когда-то зря,
Календарь закроет этот лист.

С таким настроением, мне кажется, нужно жить всегда — не только в Прощеное воскресенье. Человек, который этому научится, будет по-настоящему счастлив. Потому что, действительно, не иметь неприязни к кому-либо, с пониманием, с терпением и, насколько возможно, с любовью относиться к тем, кто нам досаждает, — это блаженство.

Наверное, каждый из нас до того момента, когда сердцем, а не холодными устами научился произносить молитву «Отче наш» (и особенно строки «и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим»), переживал период, когда досада на какого-то человека буквально не давала жить. Я знаю людей, которые от обиды не могли спать и есть, не находили себе места, строя планы отмщения. Насколько же тяжело находиться в таком состоянии! И насколько проще и радостнее тому, кто стремится, по благодати Божией, жить по-евангельски, прощая своим должникам.

Это как раз яркая иллюстрация слов Христа, Который сказал: «Иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11, 30). Слова Христа истинны, всегда непреложны и актуальны на протяжении всех этих двух тысяч лет. Христос просто так ничего не говорил, и действительно, если посмотреть на прощение с точки зрения человека не евангельского, получается процесс какой-то парадоксальный и бесполезный: логичнее было бы поставить ногу на голову поверженного врага и издать воинствующий клич. Для таких людей прощение — настоящее бремя, тяжелый груз.

Но нам оно бременем не кажется. Для нас оно легко и радостно, и счастлив тот, кто познал в жизни радость прощения — не просто примирения, потому что примирение, перефразируя Ильфа и Петрова, является «продуктом непротивления двух сторон», — а именно прощения в одностороннем порядке, когда наш обидчик прощения не просит, продолжает строить козни и досаждать нам, но мы относимся к нему по-евангельски, с терпением, пониманием и любовью. Радостнее этого состояния, наверное, ничего нет.

Я знаю людей, которые, по благодати Божией, так и живут — от всего сердца стремятся не гневаться, не говорить и даже не думать плохого об обидчиках. Например, наш Блаженнейший Митрополит Онуфрий. За притеснителей и гонителей Церкви он молится. К своим клеветникам относится спокойно, с любовью за них переживает и говорит добрые слова о тех, кто его злословит. Я сам много раз был тому свидетелем.

Раз есть среди нас такие люди, значит, и мы можем им в этом подражать. Значит, состояние незлобия достижимо и для христианина является не чем-то сверхъестественным, а совершенно нормальным и даже необходимым.

Простить

Митрополит Киевский Онуфрий

Можем ли мы просить Бога о мести

Простить

Фото с сайта greatbigscaryworld.com

— На Масленицу советуют читать Апокалипсис, а там праведники в белых одеждах вопиют об отмщении. Как понять эту мысль накануне Прощеного воскресения?

— Тема прощения сквозит через весь Новый Завет, от Евангелия до Откровения святого Иоанна Богослова. Господь неоднократно призывает нас прощать своих врагов, дабы и Отец Небесный простил нам наши грехи. Нам заповедано молиться о наших гонителях и мучителях. Поэтому для многих читателей Нового Завета довольно странно встречать в Откровении строки, в которых праведные вопиют ко Господу, ожидая от Него отмщения за их кровь.

«И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели. И возопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыка Святой и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу? И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их, и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число». (Откр. 6, 9-11)

Мы мало что знаем о Божией справедливости, но часто ее по видимости ищем: Мы негодуем: где же был Бог, когда случился взрыв террористов и столько невинных погибло? Почему Он не покарает какого-то страшного убийцу-насильника, а вот младенцы невинные умирают?

Очевидно, что наши представления и представления Божии о справедливости не совпадают.

В начале Великого поста мы поем 136 псалом со знаменитыми, шокирующими словами «Дочь Вавилона, опустошительница! блажен, кто воздаст тебе за то, что ты сделала нам! Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень!»

Это вопль людей, находящихся в плену к Господу. Они говорят о том, что какое же счастье тому, кто будет орудием Божьего воздаяния. То есть это их, а не Божье, желание. Для них месть еще сладка.

А сам Господь в тех псалмах, которые передают Его прямую речь, призывает прощать врагов и любить недругов. Поэтому можно сказать, что действительно, человек со своей стороны вопиет к Господу о мести, а Господь призывает нас к прощению наших врагов.

И даже праведники Апокалипсиса в белых одеждах – одеждах чистоты и кротости — все еще не до конца праведны, на них еще действуют какие-то земные, человеческие чувства, они еще не постигли Божию любовь  как милосердие и желание спасения «всякой твари».

И это естественно, это не должно удивлять: начинается суд Божий, последний суд, и он начинается, действительно, как суд, рассмотрение дел, мотивов, чувств и помыслов человека.

И любовь Божия еще не открылась во всей ее полноте и истине даже праведникам, даже тем, кто уже был в Раю. 

Но любовь Божия не имеет ничего общего к «добренькому Боженьке». В этой любви милость и истина, правда и мир  встречаются.

За каждую «слезу ребенка» будет уплачено. Как будет уплачено – мы не знаем, очень возможно, не так, как мы бы хотели. «Мои суды – не ваши суды», — говорит Господь.

Может быть, если рассуждать, те, кто принес зло другому, окажутся в положении тех, кто пострадал от из зла (не ситуативно, а по состоянию) — чтобы осознать, всем существом ощутить, — что чувствовал другой человек, какую они нанесли боль! Ведь здесь мы, причиняя кому-то страдания, часто даже жалеем о них и каемся, но не понимаем – что же чувствует другой человек, как  ему теперь выбраться из этой боли, насколько он уже бывает покалечен.

И если кому-то удастся всем своим существом эту чужую боль ощутить как свою, изумиться, быть может, этому ужасу, ужаснуться самому себе – как это было можно! — то человек раскается, а значит – не погибнет, будет помилован Богом.

А может быть, именно чье-то прощение вызовет у них такое раскаяние, которое будет гораздо тяжелее, чем желание отмщения.

Для апостола Петра невыносимо было то, что он отрекся трижды от Христа. Он страдал, когда слышал, как Господь без укоризны, три раза спрашивал: «Любишь ли Меня?». И он ответил Господу: «Ты все знаешь, Ты знаешь, что – несмотря на мое отречение – я люблю Тебя».  Потому что Господь знает душу каждого, здесь не будет уже никаких тайн, масок, уловок, как перед людьми, как часто перед самим собой.

А если обидели близкого, слабого

Простить

Фото с сайта belverede.blogspot.ru

— Если обидели близкого, дорогого тебе человека, то прощать во много раз тяжелее. Легче простить, когда обижают тебя лично. Когда другого, то мы тут часто встаем на защиту: слабого, ребенка или родителей.

— Да, здесь мы бываем готовы и душу свою положить за други своя. И пророки обличали людей не за себя, а за Бога, за правду и справедливость. Пророка закидай хоть камнями, хоть грязью, — он пророк. К сожалению, камнями их довольно часто забрасывали. Но пророк заступается за обиженного, за оскорбляемого. Он обличает падение нравов, он обличает отпадение от Бога.

Заступаясь за других, мы проявляем справедливость

Важно только, чтобы мы действительно понимали меру, чтобы мы действовали не пристрастно: «мое обидели» и неважно, за что и про что, а понимали, что этот агрессивный человек действительно не прав

Да, мы не можем простить обидчику то, что он сделал нашему ребенку или нашим родителям. Святым это бывало под силу. Вспомним Елизавету Федоровну, великомученицу, которая просила помиловать убийцу мужа, отменить смертный приговор. Вот она  в данном случае действительно хотела, чтобы к человеку пришло осознание, покаяние, чтобы над ним была власть Божья.

Поэтому в таких вопросах мы можем обращаться к святым, которые смогли простить, к святой великой княгине Елизавете за молитвенной помощью, чтобы и мы тоже смогли заботу о человеческой душе обидчика поставить выше любой земной обиды.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: