Житие преподобного Паисия Великого

Помысел гордости

«И вот, – рассказывал Старец, – хотя от аскезы я стал похожим на скелет, однажды ночью я почувствовал искусителя – как бы женское дыхание прямо у себя над ухом. Я тут же поднялся, начал церковное песнопение и зажег свечу. Когда я исповедал происшедшее духовнику, он мне сказал: «Должно быть, в тебе есть тайная гордость. Если человек совершает такую аскезу, то подобным искушениям оправдания нет». И действительно, исследовав себя, я убедился, что иногда мой помысел говорил мне, что я что-то из себя представляю и будто бы делаю – как бы это сказать? – ну, якобы делаю что-то значительное. Ух, какая же это чушь собачья!..»

Для того чтобы отец Аверкий смирился и очистился от тайной гордости, его духовник велел приходить к нему каждый день и брать у него приготовленную пищу. Сам отец Аверкий пищи на огне не готовил, тогда как отец Симеон, заболев туберкулезом, следил за своим питанием. Целый месяц отец Аверкий приносил ему крупу, рис, макароны и забирал у него готовую пищу. Когда искушение прошло, он снова начал поститься. Но наученный опытом искушений, подвизался уже с большим смирением и познанием себя.

Шарф Старца исцеляет опухоль

Женщина по имени Филица из города Волоса рассказывает: «Моя сестра сделала рентгенограмму молочной железы, и у неё была обнаружена опухоль. Она пришла в отчаяние, и я оказалась в трудном положении, будучи не в состоянии помочь ей и успокоить её.

Моя близкая подруга имеет великое сокровище: шарфик Блаженного Старца Паисия. Я пришла к ней и с поклоном попросила у неё эту святыню. Дрожащими руками прижав шарф к груди, с сильно бьющимся сердцем я прибежала к своей больной сестре и положила ей этот шарф на протянутые руки. Сестра со слезами на глазах подошла к иконе и стала молиться. Я пожелала ей скорейшего выздоровления и тут же возвратила святыню подруге. Через четыре-пять дней сестре вновь сделали рентгенограмму груди. Чудо произошло! Никакой опухоли на снимке не было. Она исчезла без следа. Великую Благодать имеет Старец Паисий!»

Житие

Удивительная жизнь преподобного Паисия Величковский, который как подвижник православия создал собственную монашескую школу.

Житие преподобного Паисия Великого
Преподобный Паисий Величковский

Также надо учитывать, что внешние перипетии жизни святого вполне соответствуют православному канону жизнеописания святых. Но при этом он основатель школы собственного монашеского делания.

  1. Паисий родился в Полтаве в 1722 году и мирское имя его Петр, день рождения его отмечается 21 декабря.
  2. Его предки вплоть до прапрадеда были священнослужителями, которые служили в Успенской церкви г. Полтавы.
  3. Когда Петру было четыре года, умер его отец и брат, мальчик остался на попечении матери, которую звали Ирина.
  4. В 13 лет Петр поступил в Киевскую духовную академию, здесь будущий старец Паисий Величковский проучился четыре года, а потом мучимый жаждой монашеского подвига удалился в Любечский монастырь, где занял должность келаря. После того как он был наказан жестоко настоятелем монастыря, он тайно покинул обитель
  5. Петр оказался в Медведовском монастыре, где в 1741 году пострижен в рясофор с именем Платон. После закрытия монастыря властями Речи Посполитой, Платон удалился в Киево-Печерскую Лавру.

Приняв первую часть монашеского пострига, инок Платон ушел из Лавры, в поисках духовного наставника. В своих странствиях он достиг Валахии или современной Молдавии, посетил скиты: Долгоуцы, Трейстены, Кодрица, Кырнул. Но и здесь он не нашел духовного наставника.

Житие преподобного Паисия Великого
Книга Паисия Величковского

После этого он отправился на Афон, однако, не смог найти наставника и четыре года прожил в одиночестве в полной нищете. Наконец, в 1750 году был пострижен в монашество с тем именем, которое известно всем — Паисий.

Интересный факт! Все предки прп. Паисия, вплоть до прапрадеда, были в составе клира Успенского собора г. Полтавы, всегда оставались верными православию. Мать святого приняла монашество, сам от детства своего отличался таким смирением и безмолвием, что некоторые считали его немым.

В последующее время житие Паисия Величковского совершенно раскрывает новые грани и высоты в жизни святого.

  1. Образ жизни святого, сама его личность привлекала многих. К нему стали приходить послушники и монахи желающие быть под его духовным руководством и в 1758 году он был посвящен в сан иеромонаха, с предварительным прохождением стези иеродиакона.
  2. После того как количество братии увеличилось, Паисий переселился в Ильинский скит, ставший впоследствии оплотом украинской диаспоры на Афоне.
  3. Здесь он занялся собиранием греческих рукописей с творениями святых отцов Православной Церкви, которых он намеревался перевести на славянский язык.
  4. Им было собрано огромное количество рукописей, которые его ученики частью переписали, а частью приобрели в оригинале. Но из-за притеснений турок прп Паисий Величковский, возвращается в Молдавию, где поселяется вместе со своими учениками в Драгомирском монастыре.

В политическом отношении Молдавия представляла собой исключительное явление. Она была в данническом, но полунезависимом отношении к Турции, могла противостоять католическому Западу и не подчиняться деспотической власти Российских императоров. Это был небольшой период в истории Молдавии, но именно он позволил прийти времени наивысшего расцвета обителям, основанным по благословению святого Паисия Величковского.

В это период святой переводит многих святых на славянский язык и прежде всего, осуществляет перевод энциклопедии монашеского жительства и руководства к благочестивой жизни мирян «Добротолюбие».

В 1774 году после победы России над Турцией территория, на которой располагался монастырь Паисия, отошла к Австро-Венгрии. И сам старец, вместе с 150 своих верных духовных чад переселился Секульский монастырь, расположенный на землях, находящихся под защитой Российской империи. А затем в 1779 году обрел свое постоянное место пребывания в Нямецком монастыре, где братия с его приходом увеличилась до 1500 человек.

Житие преподобного Паисия Великого
Нямецкий монастырь в Румынии

В этом монастыре, вплоть до своей кончины, святой продолжал свои переводы святых отцов.

Послушник у Старца

Кутлумушском скиту святого Пантелеймона, в каливе Введения во храм Пресвятой Богородицы подвизался добродетельный Старец – иеромонах Кирилл. Отец Аверкий, будучи привлечен его добродетелями, о которых он слышал от других, пришел к нему и попросился в послушники. Старец оставил его у себя. Они стали подвизаться вместе, и отец Аверкий надеялся остаться в послушниках у Старца навсегда.

Спустя два-три месяца после прихода к отцу Кириллу, отец Аверкий попросил у него благословения съездить в Коницу и привезти на Святую Гору своего брата Луку, чтобы и тот стал монахом.

– Он что, не знает дороги и не может приехать сам? – спросил Старец.

– Знает.

– Э, тогда оставь его. Вот если он приедет, то ты ему поможешь и даже отдашь брату свою келью.

Итак, отец Аверкий нашел себе по сердцу святого Старца и тихое пристанище спасения. Однако диавол не мог успокоиться и наводил на него различные искушения. Несмотря на то что отец Аверкий ушел из Эсфигмена с благословения игумена, антипросоп монастыря стал настаивать, чтобы тот вернулся в обитель, потому что в нем нуждались как в плотнике. Антипросоп угрожал, что если отец Аверкий не вернется, то он изгонит его со Святой Горы.

Тогда отец Кирилл спросил Аверкия, нет ли у него знакомых или родственников в другом монастыре. В монастыре Филофей у отца Аверкия был дальний родственник и земляк – иеромонах Симеон, который был знаком еще с преподобным Арсением Каппадокийским. Узнав об этом, Старец Кирилл посоветовал Аверкию перейти в Филофей и быть под покровительством отца Симеона, потому что, как он говорил, «иначе ты не найдешь себе покоя».

Отец Аверкий послушался и перешел в монастырь Филофей, который в то время был еще особножительным. Живя там, он время от времени ходил пешком к отцу Кириллу и советовался с ним по духовным вопросам.

Часто Старец Кирилл, получая извещение от Бога, заранее знал о посещении Аверкия и о том, на какой духовный вопрос тот хотел получить ответ. Старец ничего не говорил и лишь показывал отчеркнутое место в той или иной книге. Это и являлось ответом на вопрос молодого монаха.

Впоследствии Старец Паисий в одной из своих книг описал то чудесное, что он видел в этом святом Старце. Отец Кирилл имел дар прозорливости, изгонял бесов, а когда читал Евангелие, из его глаз ручьями текли слезы.

Постриг в мантию

Согласно архиву монастыря Филофей, отец Аверкий поступил в обитель 12 марта 1956 года. После года невидимых другим подвигов он был пострижен в мантию и переименован Паисием – в честь ревностного митрополита Кесарийского Паисия II, который был родом из Фарас. Постриг совершился 3 марта 1957 года. Восприемником при постриге был Старец Савва. Отец Паисий чтил и уважал своего восприемника, потому что, по его словам, он был «муж добродетельный, ученый и благоговейный». Со Старцем Саввой отец Паисий переписывался и потом – уже из Стомиона. Он желал принять от его руки великую схиму – великий и ангельский образ. Старец Савва искренне любил отца Паисия и наставлял его как свое чадо.

После пострига отец Паисий послал матери свою фотографию, на обороте которой написал следующее стихотворение:

Родная матушка моя, поклон тебе от сына.

В монахи ныне уходя от суетного мира,

Лицом к обманщику-врагу, один в глухой пустыне,

Всем из любви к Царю Христу он жертвует отныне.

Мирская сладость, красота мне чужда и несладка,

В любви Спасителя Христа все сердце без остатка.

Иду тернистою стопой, путем Христовым крестным,

Молясь, чтоб встретиться с тобой во Царствии Небесном.

Твоей любви живая связь, но, к жизни вечной Слову

Умом и сердцем устремясь, я режу по живому –

По плоти наших кровных уз – и – размыкаю звенья

И сбрасываю ветхий груз земного тяготенья.

Моя отныне будет Мать – Мария, Матерь Бога,

Своим Покровом охранять от вражьего прилога.

В глухой пустыне буду жить, Царя Христа желая

О мире мира умолить и о тебе, родная.

Сочинение Монаха Паисия Филофеита.

Святая Гора. 03.05.1957

Посвящается моей уважаемой матери.

Усердный труженик и незаметный подвижник

Отец Аверкий искал безмолвной жизни, однако, оказав послушание Старцу, оказался в особножительном монастыре. Ему дали ответственное послушание келаря и трапезника. В его обязанности входило раздавать отцам продукты и вино. Потом его поставили старшим в столярную мастерскую, и кроме того, он помогал месить тесто в пекарне. Отец Аверкий уставал на послушании, но, несмотря на это, был всегда готов жертвовать собой ради других и помогать там, где была нужда.

Один старый насельник монастыря Филофей вспоминает: «На всех нас производили впечатление кротость, доброта и мирное устроение Аверкия. Это в нем было очень ощутимо. Как трапезник он быстро и ловко раздавал братии продукты. Все время, пока он был в трапезе, он ни разу не вызвал нарекания ни у кого из отцов. Он раздавал продукты с таким благоговением, словно антидор. Он всех нас умиротворил, оказал влияние на братию примером своей жизни, своим характером и безупречным поведением. Стареньким монахам он носил воду и дрова. Помню, старец Евдоким на него показывал и говорил: «Вот хороший монах».

Еще он помогал архондаричному, отцу Авксентию, человеку болезненному и слабому. Когда отец Аверкий ушел из Филофея, отец Авксентий говорил: «Лишились мы благословенного человека Божия!»

Видели мы его только на послушании и в храме, где он читал Девятый час и Полунощницу. Друзей и приятелей он себе не заводил – сидел у себя в келье и молился. Мы слышали, что он много постится и мало спит. В словах он был очень внимателен. Все молчал, говорил только «благословите».

Отец Аверкий неопустительно участвовал в богослужебной жизни монастыря. Кроме этого, у себя в келье он тайно совершал большие подвиги и много молился. Он поставил себе духовную цель: как можно лучше подготовиться к жизни в пустыне. У него была возможность подвизаться незаметно для других, так как условия особножительного монастыря были для этого благоприятны.

Старец рассказывал: «В келье вместо подушки у меня был обрубок каштанового пенька. Вместо кровати – две доски с пустым местом посредине, чтобы позвоночник не прикасался к доскам и не нагревался. Каждый день я постился до Девятого часа. Кроме этого, старался много дней подряд есть какой-то один вид овощей – например, одни помидоры, один латук, одну капусту, до тех пор пока эта пища не надоедала, так что я ел ее уже без желания. Каждую ночь я совершал бдение. Спал немного. В храме не садился в стасидию, чтобы меня не поборол сон».

Монастырь Филофей находится на значительной высоте. Зимой там выпадает много снега и бывает очень холодно. Однако отец Аверкий ради аскезы не топил у себя в келье печку. Благодать Божия согревала его и сохраняла от серьезных болезней, несмотря на то что совсем здоровым он никогда не был – постоянно страдал от какой-нибудь немощи. Видя, что кто-то из старцев запирает свои дрова на замок, опасаясь, что их украдут, отец Аверкий расстраивался. Он считал подозрительность несовместимой с монашеским званием и просил такого монаха не запирать дрова, обещая, что сам будет носить дрова ему или даже всем, чтобы никто не брал чужого.

Икона старца Паисия Святогорца, значение святого лика

Не прошло еще и двадцати лет после канонизации святого, как его святой лик начал пользоваться большой популярностью у православных христиан. Сегодня икону с изображением старца можно встретить во многих православных храмах. Существует несколько видов образов святого. На одном из них преподобного изображают по пояс с седой бородой в черной рясе. На другом виде иконы его изображают также в черной рясе, но на полный рост.

В одной руке у него находится посох, а в другой руке святой держит свиток с написанной молитвой или как еще трактуют написанное с наставлением. Так как при жизни преподобный не мало предсказывал и делал наставления верующим. Данный образ играет огромную роль в православии. Он помогает многим людям обрести веру и исцелится от недугов. Его можно легко приобрести в иконной лавке и хранить дома.

Со слов священнослужителей можно утверждать, что это одна из самых сильных икон, молитва перед которой помогает избавится от многих разновидностей онкологических заболеваний. Также многих верующих интересует в каком храме в Москве икона Паисия Святогорца находится. Вознести молитвенные прошения перед святым ликом можно в храме 40 мучеников Севастийских. Также перед образом можно помолиться в Ленинградской области в часовне, которая находится на территории онкологического центра в поселке Песочный.

В Украине икону можно найти в селе Стебник Львовской области в храме Почаевской иконы Богоматери.

Связь с добродетельными отцами

Слыша о добродетельных отцах, живущих подвижнически и духовно преуспевших, отец Паисий стремился познакомиться с ними и получить пользу. Он считал их советы сокровищем и подвизался, чтобы походить на них в добродетели. Слова и пример их жизни он хранил в себе как величайшую драгоценность и потом для общей пользы поделился ими в своей книге «Святогорские отцы и святогорские истории».

Уже на второй день перехода в Филофей отец Паисий посетил келью русского монаха Старца Августина, но Старец отсутствовал. Отец Паисий оставил ему какие-то вещи в благословение. В это время Старец Августин в Духе видел отца Паисия из Ильинского скита, находящегося в четырех часах пешего пути от Филофея. Впоследствии отец Паисий и Старец Августин духовно сдружились. В своей книге отец Паисий рассказал, как Старец вел брань с бесами, созерцал Нетварный Свет, как в монастырской больнице его посещала Пресвятая Богородица и о других случаях.

С Катунак в Филофей приходил и Старец Петр, которого называли Петракис, и они с отцом Паисием беседовали на духовные темы. Восхищаясь им и благоговея перед ним больше, чем перед кем-либо из других знаемых им подвижников, отец Паисий хотел стать его послушником.

Отец Паисий приобрел доверие двух Христа ради юродивых – одного филофеевского монаха, старца Дометия, и жившего в каливе старца Е. Последний доверительно рассказывал молодому монаху Паисию о своем юродстве и подвигах.

Конечно, отец Паисий продолжал поддерживать связь и со своим прежним Старцем, иеромонахом Кириллом.. Также он был духовно близок с подвижником, румынским иеромонахом Афанасием из скита Лакку. Впоследствии он познакомился и с другими добродетельными отцами.

Промысл Божий

Старец рассказывал: «Когда я возвращался из Коницы на Святую Гору, в Урануполисе ко мне подошла одна девушка и попросила за нее молиться. Она решила стать монахиней, а ее родители этого не хотели. Из дома она ушла тайком, ничего с собой не взяв. Это была исстрадавшаяся душа.

Я оставил себе только чуть-чуть денег – на билет до Дафни. Я подумал, что Бог мне поможет добраться от Дафни до монастыря. Все прочие деньги я отдал этой девушке и еще подарил ей будильник, потому что в монастыре – куда она направлялась – он бы ей пригодился.

Как только мы приплыли в Дафни, я услышал, как меня зовет один соборный старец из Филофея: «Эй, видишь мулов? Это наши, филофеевские. Давай-ка грузи на них свои вещи, да и сам забирайся. Слышишь, что говорю? Оказывай послушание».

До монастыря я добрался легко и без усталости. И в тот же вечер ко мне подошел один монах и сказал: «Знаешь, мне привезли будильник, а у меня уже есть один. Тебе, случайно, не нужен будильник? Вот возьми, пожалуйста».

Я тогда буквально рассыпался в прах, почувствовал сокрушение – видя, насколько осязательно действует Промысл Божий, заботясь обо мне, окаянном».

И бе в пустыни искушаемь…

Однажды, сидя на скале, на краю глубокой пропасти, Старец занимался рукоделием, творя Иисусову молитву. Внезапно ему явился диавол и сказал:

«Прыгай вниз, Паисий. Обещаю, что ты останешься цел и невредим». Старец невозмутимо продолжал творить молитву и заниматься рукоделием. Он оставил диавола без внимания. Но лукавый подзадоривал его броситься в пропасть, повторяя свое «обещание». Эти «уговоры» не прекращались около полутора часов.

Наконец, Старец взял в руки камень и швырнул его в пропасть, говоря диаволу: «Ну ладно, так уж и быть, я успокою твой помысел». Диавол, потерпев неудачу сбросить Старца в пропасть, сказал ему, якобы с восхищением: «Вот это да, такого ответа мне не дал даже Христос! Ты ответил лучше». – «Христос – это Бог, – сказал Старец, – Он не такой, как я, клоун. Иди за мною, сатана».

Так, имея в себе Божественную Благодать, Старец избежал первого искушения – броситься в пропасть и разбиться о скалы. Кроме этого, он избежал и более глубокой пропасти – гордыни – не приняв диавольской похвалы, которая побуждала его возомнить себя выше Христа.

* * *

У себя в аскетирии Старец имел старый будильник, который надо было покачать, для того чтобы он ходил. Однажды, когда Старец по привычке раскачивал будильник, желая дать ему ход, лукавый стал внушать ему следующие помыслы: «Если бы ты был женат, то сейчас укачивал так своего малыша». О таких вещах Старец не думал никогда в жизни – даже будучи мирянином. Его реакция была молниеносной. Без задержки, он со всей силы запустил будильником в скалу напротив, находившуюся метрах в трех от него. Будильник должен был разлететься на мелкие кусочки, но, не долетев до скалы сантиметров десять, он вдруг резко остановился, медленно опустился вниз, ровно встал и затикал: тик-так, тик-так… «Ах ты, диавол!» – воскликнул Старец, видя в этом бесовскую энергию. Он взял камень и прихлопнул будильник сверху.

Самым замечательным в этом событии была немедленная реакция пустынника на диавольское искушение. Он ничуть не замедлил в приражении помысла, не стал с ним собеседовать, не стал ему отвечать, но воспротивился молниеносно.

* * *

Старец рассказывал и следующее: «Однажды ночью я спускался по тропинке, на которой были ступеньки. Моя зажигалка барахлила. Я щелкал ей, стараясь разглядеть, куда мне ступать. Вдруг я вижу перед собой руку, держащую светильник, который освещал и тропинку и всю местность вокруг. Я тут же закрыл глаза, отвернулся от этого света и сказал диаволу: «Не нужен мне твой свет». Старец сказал так, потому что знал: тот, кто дает ему такой ложный свет, – это диавол.

Старание помочь ближнему

Старец рассказывал: «Тогда в филофее был один монах, старец Спиридон, который вел себя как настоящий атаман и дебошир.

Монаху – а особенно великосхимнику – Бог попускает одержимость нечистым духом для того, чтобы он смирился и спасся. Это и произошло с отцом Спиридоном. Он пытался спрыгнуть с балкона и покончить с собой, потом выкидывал другие сумасшедшие номера, и его даже возили в лечебницу для душевнобольных. Психиатры собрали консилиум и пришли к выводу, что исцелить отца Спиридона может только Сам Бог.

Однажды я сказал отцу Спиридону: «Знаешь, я себя чего-то нехорошо чувствую. Давай сходим к священнику, чтобы он прочитал надо мной молитвы о болящих». Мы пришли к священнику и я попросил его прочитать над отцом Спиридоном заклинательные молитвы. Заранее я попросил батюшку читать их тихим голосом, чтобы отец Спиридон не убежал, услышав, что именно над ним читают. Когда мы пришли в храм, я опустился на колени и сказал: «Отец Спиридон, встань тоже на коленочки». А он подбоченился, смерил меня взглядом и ответил: «Если ты себя плохо чувствуешь, то я-то в чем виноват?»

Потом с ним случились другие приключения – он сломал ногу, лежал в кровати, не вставая. Он смирился, и Бог забрал его к Себе.

Однажды, будучи больным, он позвал меня к себе в келью, чтобы я помолился. Я молился по четкам с крестным знамением и на каждом узелке говорил: «Господи Иисусе Христе, помилуй старца Спиридона». – «Оставь ты этого «старца Спиридона», – говорит, – молись так: «помилуй Спирьку». Раньше-то попробуй не назови его уважительно старцем Спиридоном – сразу выходил из себя. И вот – смирился. Да помилует его Бог».

Поездка в Коницу на лечение

В Филофее состояние здоровья отца Аверкия начало ухудшаться. Монастырские старцы обеспокоились и летом 1956 года послали его на лечение в Коницу. Отец Аверкий не хотел ложиться в больницу, чтобы не давать людям мира сего повода обвинять монахов в том, что они доводят себя до больниц и санаториев.

Приехав в Коницу, он очень строго и внимательно хранил монашеский обет уклонения от мира, поэтому в родительском доме не остановился. Он поселился в отдаленной церквушке святой Варвары, с которой его связывали аскетические детские подвиги и сверхъестественные события. Там по ночам он зажигал свечу и совершал Всенощные бдения, молясь и делая земные поклоны на каменных плитах.

Это продолжалось до тех пор, пока Промыслом Божиим в этот маленький храм не пришла зажечь лампады его знакомая по детским годам – Екатерина Патера, которая приехала на родину в отпуск. «Было лето, – рассказывает госпожа Патера, – я пришла в Варваринский храм и увидела там монаха. Он был очень худой, похожий на Преподобных с икон. У него был такой вид, как у Самого Христа. Сначала я его не узнала. Он приехал в Коницу на лечение. У себя в доме он жить не хотел – говорил, что монахи должны держаться вдали от родных. Тогда я ему предложила остановиться у нас в доме, чтобы порадовалась моя пожилая мать, которая жила совсем одна.

От благодарности он склонил голову и перебрался к нам. В монастыре ему дали на расходы одну «кокораки» (монета достоинством в четверть золотой лиры), и он нам ее отдал.

Он прожил у нас около трех месяцев. Лечился стрептомицином. Из Коницы приходил врач и следил за его состоянием, а его родная сестра приходила делать ему уколы.

Жил он в комнате на верхнем этаже и целыми днями читал, молился и старался поститься. А я – в те немногие дни, которые оставались у меня от отпуска, – готовила ему калорийную, укрепляющую еду. Я отваривала мясо, заправляла бульон большим количеством оливкового масла – чтобы он не догадался, что ест мясное, – и делала ему суп. Организм у него был крепкий, и скоро он пришел в себя. Увидев, что его ремень уже застегивается с трудом и надо переходить на следующую дырочку, он перестал есть мои супы. Сам варил себе в баночке немного пшенички и питался только ею.

Однажды ночью моя мать проснулась от того, что сверху, из комнаты, где спал отец Аверкий, раздавался ритмичный стук: тук-тук, тук-тук… Она разбудила меня и послала наверх посмотреть, что делает монах. Было двенадцать ночи. Стучу я в дверь и говорю: «Молитвами святых отец наших…» – это он меня научил так говорить, когда стучишься. Открывает он и спрашивает: «Эй, сестра, ты что испугалась? Не волнуйся, я уже понял, что вас разбудил. Признаться, я обычно ночи так и провожу. Да я ведь сейчас вообще веду жизнь немонашескую, тогда как я обязан молиться и за тех, кто мне помогает». Вот так: сам больной, а целую ночь – четки да поклоны».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: