Максим Исповедник

Рецепция

Западная церковь широко использовала цитаты из трудов Максима Исповедника в «Точном изложении православной веры» Иоанна Дамаскина, но труды Максима в целом не привлекали внимания западных богословов (кроме Иоанна Скота Эриугены) до последнего времени.

В Православной восточной церкви византийской традиции, наоборот, собственные труды Максима, хотя и не все (поскольку многие были забыты или утеряны во время анафематствования преподобного Максима), имели сильное влияние в течение всей её истории. Уже Иоанн Дамаскин включал в свои работы фактически цитаты из текстов Максима Исповедника, не называя только его имени, как в то время ещё не реабилитированного. Протоиерей Иоанн Мейендорф называл Максима «подлинным отцом византийского богословия». По свидетельству принцессы Анны Комниной, труды Максима с увлечением читала её мать.

В дальнейшем интеллектуальными наследниками Максима явились поздние византийские богословы, такие, как Симеон Новый Богослов и Григорий Палама. Более того, множество работ Максима включено в греческое «Добротолюбие» — собрание некоторых наиболее известных греческих христианских писателей.

Богословие и философия

Православная икона

Опираясь на труды, подписанные именем Дионисия Ареопагита, Максим, как и многие другие христианские богословы, творчески переработал методологию неоплатонизма, разработанного Плотином и Проклом. (Впоследствии Ареопагитики со схолиями св. Максима были переведены на латынь Иоанном Скотом Эриугеной, который продолжил труды преподобного по усвоению этих текстов Церковью на Западе.).

Ряд авторов считает, что влияние Платона на Максима наиболее явно прослеживается в его богословской антропологии. Они считают, что Максим принимает платоновскую модель исхода и возвращения, уча, что человек создан как образ Божий, и цель спасения есть восстановление единства с Богом

Это подчеркивание обожения, или теозиса, утвердило место Максима в православном богословии византийской традиции как автора идеи, важной для православия в целом.

Человек для Максима — микрокосмос, средоточение целой Вселенной, центр мироздания. Он должен был объединить в себе весь мир и через себя соединить его с Богом.

Христологически Максим стоит на жёсткой позиции диофелитства, которая может быть показана как вершина теозиса. В терминах спасения это означает, что человеческое предназначение — соединиться с Богом.
Это возможно только потому, что Бог первым полностью принял человеческую природу при воплощении. По Максиму, если бы Христос не был полностью человеком, то спасение было бы невозможно, так как человек не может стать полностью обоженым.
Более того, в отличие от Ансельма Кентерберийского, св. Максим считал, что Бог бы воплотился даже в случае, если бы грехопадения Адама и Евы не было.

Примечания

  1.  (недоступная ссылка). Дата обращения 16 апреля 2017.
  2. Священная конгрегация по канонизации святых (Prot. Num. VAR. 7479/14) пока ещё не внесла изменения в список Учителей Церкви.
  3. Дж. Бертхольд, «Максим Исповедник» в Энциклопедии раннего христианства, ред. Э.Фергюсон. (Нью-Йорк: Garland Publishing, 1997)(ISBN 0-8153-1663-1)
  4. «Максим, св. Исповедник» в «Оксфордском словаре Христианской Церкви», ред. Ф. Л. Кросс (Лондон: Oxford Press, 1958)(ISBN 0-19-211522-7).
  5. Дж. Бертхольд, «Максим Исповедник» в Энциклопедии раннего христианства, ред. Э.Фергюсон.(Нью-Йорк: Garland Publishing, 1997)(ISBN 0-8153-1663-1).
  6. «Maximus the Confessor» в Вестминстерском словаре Церковной Истории, ред. Дж. Брауэр (Филадельфия: Westminster Press, 1971)(ISBN 0-664-21285-9). Это общеизвестный как Первый или Второй Латеранский собор
  7. Напр.: Дж. Бертхольд. Maximus Confessor. // Энциклопедия раннего христианства, (Нью-Йорк: Garland, 1997)(ISBN 0-8153-1663-1).
  8. Д. Х. Фармер. The Oxford Dictionary of the Saints (Оксфорд: Oxford University Press, 1987)(ISBN 0-19-869149-1) p.288. Мартин является последним епископом Рима, прославленным как мученик.
  9. А. В. Карташев отмечает, что в Русской церкви император поминался перед епископством, поэтому этот аргумент не имел бы силы, а наоборот подтверждал бы позицию обвинителей
  10. «Maximos, St., Confessor» в Оксфордском словаре Христианской Церкви, ред. Ф. Л. Кросс (Лондон: Oxford Press, 1958)(ISBN 0-19-211522-7). также см. у Максима Мистагогия и Амбигва
  11. «Maximus the Confessor» в М.О’Кэролл, Trinitas: A Theological Encyclopedia of the Holy Trinity (Делавэр: Michael Glazier, Inc, 1987)(ISBN 0-8146-5595-5).
  12. «Maximos, St., Confessor» в Оксфордском словаре Христианской Церкви, ред. Ф. Л. Кросс (Лондон: Oxford Press, 1958)(ISBN 0-19-211522-7).
  13. В Oxford Dictionary of the Saints (Д. Х. Фармер) Максим вовсе не представлен, что является отличным примером, как Запад пропускал Максима в течение многих лет. Systematic Theology Роберта Дженсона, написанная в конце 1990-х, — пример того, как западные богословы открыли для себя Максима. См. также Maximus the Confessor М. О’Кэролла, Trinitas: A Theological Encyclopedia of the Holy Trinity (Delaware: Michael Glazier, 1987. — ISBN 0-8146-5595-5); О’Кэролл назвал Ханса Урса фон Бальтазара «пионером» в открытии Максима Западом.

Творения преподобного Максима Исповедника

  • Амбигвы к Иоанну
  • Амбигвы к Фоме (о различных недоумениях у святых Дионисия и Григория)
  • Беседа о покаянии
  • Вопросоответы к Фалассию
  • Гимны
  • Главы о богословии и домостроительстве воплощения Сына Божия
  • Десять глав о добродетели и пороке
  • Диспут с Пирром
  • К Феопемпту схоластику
  • Мистагогия
  • Наставление о воздержании в браке
  • Письмо Иоанну постельничему о печали по Боге
  • Письмо 10, Иоанну Кубикуларию
  • Послание к Иоанну Кубикуларию о любви
  • Послание о существе и ипостаси
  • Различные богословские и домостроительные главы
  • Слово о душе
  • Схолии к труду Дионисия Ареопагита “О Таинственном Богословии”
  • Толкование на 59 псалом
  • Толкование на молитву Господню
  • Три вида справедливости, или справедливость и суд
  • Четыре сотни глав о любви

Собрания трудов Максима

  • Творения преподобного Максима Исповедника, пер. С. Л. Епифановича, А. И. Сидорова, вступ. статья и прим. А. И. Сидорова, Кн. I–II, Москва, 1993 (Святоотеческое наследие).
  • Диспут с Пирром: прп. Максим Исповедник и христологические споры VII столетия, пер. с др.-греч. Д. Е. Афиногенова, пер. с сир. А. В. Муравьева, ст. Д. А. Поспелова и иером. Дионисия (Шлёнова), подг. критич. греч. текста А. Ю. Виноградова и Д. А. Поспелова, науч. комм. Д. А. Поспелова и Д. Е. Афиногенова, отв. ред. Д. А. Поспелов, Москва: изд. храма Софии Премудрости Божией в Средних Садовниках, 2004, 528 с. (Smaragdos Philocalias).
  • Преподобный Максим Исповедник, О различных недоумениях у святых Григория и Дионисия (Амбигвы), пер. и прим. арх. Нектария (Яшунского), Москва, 2006 (Bibliotheca Ignatiana).
  • Максим Исповедник: полемика с оригенизмом и моноэнергизмом, сост. Г. И. Беневич, Д. С. Бирюков, А. М. Шуфрин, Санкт-Петербург, 2007 (Византийская философия, т. 1; Smaragdos Philocalias).
  • Максим Исповедник, Письма, пер. Е. Начинкина, сост. Г. И. Беневич, Санкт-Петербург, 2007 (Византийская философия, т. 2; Smaragdos Philocalias).
  • Прп. Максим Исповедник, Вопросы и недоумения, пер. с древнегреч. Д. А. Черноглазова; сост., предисл., комм. и науч. ред. Г. И. Беневича; отв. ред. Д. А. Поспелов, Москва: Святая гора Афон: Никея; Пустынь Новая Фиваида Афонского Русского Пантелеимонова монастыря, 2010, 488 с. (Византийская философия, т. 6; Smaragdos Philocalias).
  • Прп. Максим Исповедник и его соратники: документы из ссылки, сост. и предисл. Г. И. Беневич, отв. ред. Д. А. Поспелов, Святая гора Афон – Москва, 2012 (Византийская философия, т. 10; Smaragdos Philocalias).
  • Прп. Максим Исповедник, Богословско-полемические сочинения (Opuscula Theologica et Polemica), пер. с древнегреч. Д. А. Черноглазова и Шуфрина А. М.; науч. ред., предисл. и коммент. Г. И. Беневича, Святая гора Афон; Санкт-Петербург: Издательство РХГА, 2014, 808 с. (Византийская философия, т. 15; Smaragdos Philocalias).
  • Преп. Максим Исповедник, Полемика с оригенизмом и моноэнергизмом, сост. Г. И. Беневич, Д. С. Бирюков, А. М. Шуфрин, издание 2-е испр. и дополн., Санкт-Петербург, Издательство Олега Абышко, 2014, 672 с. (Византийская философия, т. 16; Smaragdos Philocalias).
  • Преп. Максим Исповедник, Письма, пер. с древнегреч. Е. Начинкина, сост. Г. И. Беневич, издание 2-е испр. и дополн., Санкт-Петербург, Издательство Олега Абышко, 2015, 352 c. (Византийская философия, т. 17; Smaragdos Philocalias).
  • Maximus Confessor: Selected Writings (Classics of Western Spirituality). Ed. George C. Berthold. Paulist Press, 1985. ISBN 0-8091-2659-1.
  • On the Cosmic Mystery of Jesus Christ: Selected Writings from St. Maximus the Confessor (St. Vladimir’s Seminary Press «Popular Patristics» Series). Ed. & Trans. Paul M. Blowers, Robert Louis Wilken. St. Vladimir’s Seminary Press, 2004. ISBN 0-88141-249-X.
  • St. Maximus the Confessor: The Ascetic Life, The Four Centuries on Charity (Ancient Christian Writers). Ed. Polycarp Sherwood. Paulist Press, 1955. ISBN 0-8091-0258-7.
  • Maximus the Confessor and his Companions (Documents from Exile) (Oxford Early Christian Texts). Ed. and Trans. Pauline Allen, Bronwen Neil. Oxford University Press, 2004. ISBN 0-19-829991-5.

Ранний период жизни

О детстве преподобного Максима Исповедника известно немного. Согласно греческому и грузинскому Житию, он принадлежал к знатной, богатой фамилии. Малой родиной Максима был Константинополь. Вероятное время его рождения датируется 580 годом.

Известно, что будущий Исповедник был крещен в раннем возрасте и уже с детства воспитывался в духе строгого соответствия Божьему закону. Родители Максима, благочестивые Иоанн и Анна, относились к сыну с любовью, однако особо не баловали (несмотря на имевшиеся для этого широкие материальные возможности), но содержали в педагогической строгости, оберегая от глупостей и ребяческого озорства.

В период взросления Максим получил надлежащее разностороннее образование. В искусстве речи и риторике он многим превосходил своих сверстников, а в знании философии трудно было найти ему равных. Примечательно, что как грамотный христианин, Максим принимал философию не слепо, но трезво, благоразумно, критично.

Несмотря на благородное происхождение и прекрасную образованность, Максим был не только весьма добродетельным человеком, но и до удивления скромным. Обладая такими чертами характера и ума, ему было трудно остаться в безызвестности.

Император Ираклий, видя в нём хорошего потенциального помощника, призвал его к себе и назначил на должность первого секретаря при своей канцелярии.

Работая на этом посту, Максим зарекомендовал себя с лучшей стороны. Он легко схватывал царские повеления, умел быстро и взвешенно резюмировать и записывать важную, содержательную информацию, не раз сам давал, кому следует, уместные и вполне достойные советы. Император дорожил таким служащим, и вскоре Максим достиг большого влияния при дворе.

Между тем слава, придворная пышность, почёт не увлекали Максима. Больше всех этих излишеств он ценил любомудрие. К тому времени, как он достиг высокого положения, о котором многие из его соотечественников могли только мечтать, получила распространение новая ересь — монофелитство. Эта ересь была тем опасней, что имела внешнюю привлекательность и поддерживалась высшей церковной и государственной властью (до времени её осуждения на VI Вселенском Соборе к ней приобщилось несколько Патриархов, множество епископов и священников).

Идея предсуществования тела аргументация сторонников

Однако прежде чем перейти собственно к изложению аргументов преподобного Максима, направленных против идеи предсуществования тела по отношению к душе, а также и к их богословскому анализу, следует сказать несколько слов о том, почему, в отличие от оригеновского «предсуществования душ», идея предсуществования тела по отношению к душе в материнской утробе все же иногда находила в Церкви некоторых своих сторонников и, как это ни парадоксально звучит, ею все же никогда окончательно и бесповоротно не осуждалась. Тем не менее, подчеркнем сразу, что таковая идея может считаться по отношению к «согласию отцов» лишь частным, «периферийным» богословским мнением ряда церковных авторов, так как большинство высказывавшихся на эту тему авторитетных святых отцов настаивает на одновременности возникновения в человеке и души, и тела.

Идея о предсуществовании тела по отношению к душе в рамках древнехристианской письменности имеет два основных корня.

Во-первых, это библейский фрагмент из книги Исход (Исх. 21: 22–25), в котором идет речь об устанавливаемой в ветхозаветном законодательстве разной степени наказания для тех, кто станет – в результате грубого физического действия по отношению к беременной женщине – причиной «извержения» находящегося в утробе матери младенца. При этом рассматриваются два случая: если извергнутый младенец окажется в достаточной мере сформировавшимся, или же если он будет находиться на самой ранней стадии физического развития. Вот этот библейский фрагмент: «Аще же биются два мужа, и поразят жену непраздну, и изыдет младенец ея неизображен, тщетою да отщетится: якоже наложит муж жены тоя, подобающее да отдаст: аще же изображен будет, да даст душу за душу, око за око, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, жжение за жжение, язву за язву, вред за вред» (Исх. 21: 22–25). Эти слова иногда истолковываются (в том числе и христианскими экзегетами) в том смысле, что, в случае если младенец окажется «изображен», то есть сформировавшимся, происшедшее несчастье должно быть приравнено к убийству, а значит, и убийца должен понести соответствующее наказание; в том же случае, если плод окажется «неизображен», то есть не будет иметь характерных человеческих черт, его вообще можно не считать человеком, а потому и случившееся нельзя считать убийством: здесь преступник должен заплатить лишь денежный штраф.

Вот как, например, истолковывает этот библейский текст блаженный Феодорит Кирский: «Что значит: младенец изображен (Исх. 21: 23)? Говорят, что, когда тело совершенно образуется во чреве, тогда уже зародыш делается одушевленным. Ибо и Творец образовал сперва тело Адамово, а потом уже вдунул душу. Посему законодатель повелевает, что если имеющая во чреве жена в драке выкинет и младенец выйдет изображен, то есть совершенно образовавшийся, то называть сие убийством, и кто причиною сего, того подвергать равному с убийцей наказанию; а если выйдет еще не образовавшийся младенец, то не вменять сего в убийство, потому что младенец еще не одушевлен; впрочем, виновный должен заплатить пеню». Как мы видим, идея о предсуществовании тела по отношению к душе иногда соотносилась некоторыми авторитетными христианскими экзегетами именно со Священным Писанием.

Во-вторых, источником мнения о предсуществовании в человеке тела по отношению к душе являются античные медицинские представления, в соответствии с которыми формирование основных характерных черт человеческого плода в материнской утробе происходит приблизительно в районе 40-го дня с момента зачатия (число дней здесь может немного варьироваться). Так, например, в трактате «Мнения философов», входящем в корпус «Моралий» Плутарха, но ему лишь приписываемом, утверждается, что в материнской утробе «у людей сочленения образуются, начиная с 36-го дня, а окончательное формирование органов происходит с 49-го дня». Подобные суждения позволяли некоторым христианским авторам, например Клименту Александрийскому, утверждать, что «душа, и особенно ее руководящая часть – разум, не закладываются в человека при рождении», но возникают позднее. В русле данного направления мысли, даже еще в XV столетии, патриарх Константинопольский Геннадий Схоларий продолжал высказывать весьма своеобразное мнение о том, что еще до того, как разумная душа человека на сороковой день по зачатии водворяется в его телесности, здесь сменяют друг друга, предваряя своим существованием людское разумное начало, душа растительная и душа животная.

Житие

О юности и молодости угодника известно немного, много позже, когда Максим стал важной фигурой в богословии его противники и сторонники стали собирать и документировать информацию о нем, вследствие чего миру теперь известны две противоположные версии. Официальное жизнеописание говорит, что будущий святой родился в Константинополе, в то время альтернативное указывает на Палестину

Максим Исповедник
Преподобный Максим Исповедник

Про семью юноши известно немногое, судя по его дальнейшей карьере при дворе, родители были известными богатыми вельможами Византии, в противном случае получить место секретаря при императоре было невозможно. Некоторые ученые утверждают, что мученик был в родстве с самим императором, однако, достоверных фактов эта теория не имеет.

Согласно этой версии, юношей Максим получил отличное на то время образование: изучил риторику, философию, грамматику, читал древних авторов и богословов. Благодаря начитанности и образованности служил секретарем при канцелярии императора Ираклия.

Монашеский путь

Несмотря на видное положение и успешную карьеру Максим в 630 году оставляет свою деятельность и, утомившись от дворцовых интриг, отправляется в Хрисополь — небольшой город в Босфорском проливе. Другая теория говорит, что секретарь императора не смог смириться с новым законом, по которому ересь могла беспрепятственно распространяться в обществе.

В Хрисопольском монастыре он принимает постриг и становится иноком, а со временем занимает пост настоятеля. Прочие монахи, отзывались о Максиме как о человеке смиренном и кротком, всегда приходящем на помощь. В монастыре богослов пробыл около 10 лет.

С приходом персов в Анатолию (современная Турция) христиане стали убегать в Западную Африку от притеснений мусульман. В это же время на византийском троне сменился император — к власти пришел жестокий Констанс II, который поддерживал различные ереси, в частности монофелитство.

Максим Исповедник в это время переходит в монастырь, который располагался поблизости от Карфагена, этому способствовали не только внешние обстоятельства, но и поручение патриарха Софрония. В Тунисе святой угодник изучал труды псевдо-Дионисия Ареопагита, а также христологию Григория Нисского, вскоре начал писать собственные богословские работы.

Интересно! Многочисленные речи и труды угодника вызвали восторги местного духовенства и этот период времени считается началом богословского пути Максима Исповедника.

Позже он переезжает по просьбе Софрония в Александрию и уже там продолжает активно работать и трудиться на благо Церкви. Он не только стал известным духовным лидером Африки, но и неофициальным политическим советником Григория, правителя той провинции.

Послание второе к тому же

Господину Фоме

Освященному рабу Божию, отцу духовному и учителю Фоме, смиренный Максим и грешный, недостойный раб и ученик.

Говорят, что ипостась мудрости – добродетель, существо же добродетели есть мудрость. Поэтому тропос поведения созерцателей есть явление непрелестной мудрости, а прочным основанием добродетели стал логос созерцания делателей. Обоих же вернейшая примета (χαρακτηρ αψευδέστατος) – непоколебимое устремление к Тому, Что собственно является бытием (το κυρίως ον), которое подразделяется на желание (πόθος) и страх: желание привлекающее к прекрасному, страх же ужасающий величием Создавшего, из соединения которых образуется подлинное единение с Богом, тем по положению (θέσει) соделывающее претерпевающего его, чем Соделывающий именуется по природе.

Так, предпочетший их всему сотворенному, – ты ли, или иной кто, о, освященный, – мудрость показал, непрелестно являемую тропосом содеваемых, а добродетель представил, твердо подтверждаемую логосом разумеваемых, и отличительную черту (χαρακτηρα) обеих – устремление к Тому, Что собственно является бытием, – содеял, заключающееся в желании и страхе к Создавшему, по которому всего себя всему Богу духовным отношением (σχέσει πνευματικη) срастворив, неложно «верою ходишь» (2Кор.5:28) к созерцательному причастию благ, коих проявлением является обожение, наделяющее тебя одними лишь теми признаками, посредством коих Бог делается познаваемым сущим под рождения. Отсюда, упражняясь единственно в ненасытном желании (απληστία) боготворящего знания, приснодвижимым имеешь стремление (εφεσις), соделывающее для тебя сытость отцом желания (πόθος), странным образом увеличивающую аппетит ко причащению.

Поэтому ты – бисер – вопрошаешь грязь (Ср. Мф.7:6); «питаемый на багряницах – облекаешься в гной» (Плач.4:5); чистый, говорю, и светлый, и никаких не носящий признаков вещества – плотского и ничем не лучшего сей развязной жизни, к коей крепко привязан; наслаждающийся светлыми и пламенными разумениями – соделавшего единственным признаком жизни зловоние страстей. И отягощает меня сверх силы бремя, не носящего твоего крайнего богоподражательного истощания, снова касаться духовных словес, никак для этого не стяжав на практике «Иоанново крещение» , «но ниже аще Дух Святый есть» посредством духовного “слышав” (Деян.19:2–3) созерцания.

И снова я берусь , хотя это и опрометчиво (ибо что есть более опрометчивое, нежели когда неученый учит?), исполняя твою заповедь, священного владыки моего и отца, коего молитвы меня поддерживают, и настоящее краткое творю слово, начиная с первого из предложенных .

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: